Menu
05.04.2015 Евлампий 4 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Очерк современного русского литературного языка А. А. Шахматов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

О начальном Киевском летописном своде. Сказание о призвании варягов: Разыскания о русских летописях Шахматов А. Увеличенный формат мм x мм. Повесть временных лет и древнейшие русские летописные своды. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. Разыскания о русских летописях в 2 ч.

Часть 1 Шахматов А. Часть 2 Шахматов А. В корзину Показать ещё Основы русского художественного чтения. Пособие для чтецов, певцов, драматических и оперных артистов, ораторов, педагогов. О природе и языке: С очерком "Секулярное священство и опасности, которые таит демократия".

От Соссюра к функционализму. Любителям стихотворных шуток, курьезов, загадок, шарад, стихотворных игр. Программа и методы теоретической лингвистики: Очерк логической структуры предложения. Перевод с английского Гринберг Дж. Глава из истории рационалистической мысли. Сравнительный метод в историческом языкознании. Лексикология современного русского языка. Введение в теоретическую лингвистику. Основные особенности германской группы языков.

Теоретическая и прикладная лингвистика. Сборник научных трудов памяти В. Для нефилологических факультетов высших учебных заведений. Анализ составных частей славянского слова с морфологической точки зрения.

Основы научных исследований в лингвистике. Словарь особенностей греческих диалектов: С приложением хрестоматии диалектов от Пиндара до Демосфена.

Пособие при чтении греческих классиков. Из истории синтаксиса русского языка. Введение в общую теорию языковых моделей. История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя.

Природный язык древних евреев. Объективная и нормативная точка зрения на язык Пешковский А. Значение и структура языка. Стилистика как она есть: Избранные работы Винокур Т. Историческая грамматика русского языка: Очерки по языковедению и русскому языку. Предложение и его отношение к языку и речи. Пролегомены к теории языка.

Серия "Лингвистическое наследие ХХ века". Аннотация Вниманию читателей предлагается очерк русского литературного языка, написанный известным отечественным языковедом и историком, академиком А. Оценивается южнорусское влияние на становление современного литературного языка. Таким образом историю русского языка можно проследить только с момента выделения его из общеславянской семьи. Впрочем, сравнительное изучение славянских языков устанавливает следующее любопытное наблюдение.

Общеславянская семья распалась сначала на две диалектические группы: В состав западной входили предки всех современных западных славян, т.

Наблюдение это основывается на следующих данных: Приведенное наблюдение наводит на мысль, что такому делению славянских языков соответствовало разделение некогда единого славянского племени на группу племен западных и группу племен южных. Но сначала скажу о термине южная группа. Отчего не назвать ее восточною, раз в ее состав вошел русский язык?

Термин южная группа представляется более подходящим, в виду того, что распространение русского племени на восток по имеющимся в распоряжении науки данным произошло довольно поздно, частью уже на памяти истории. На некоторые данные в пользу исконности южной родины русского племени я укажу ниже. Здесь же ставлю в связь наличность общих явлений в языках русском и южнославянских с исконным, засвидетельствованным историей соседством русских и болгар в области нижнего течения Днестра и Дуная.

Были ли однако славяне автохтонами, т. Едва ли можно усомниться в том, что на Балканский полуостров и в бассейн Дуная славяне вступили сравнительно поздно. Историческими свидетельствами их пребывание в этих странах может быть подтверждено только для конца V и начала VI века. О древности поселения славян в Поднепровье и Поднестровье судить труднее, но невероятным представляется допустить существование здесь славян в эпоху готского владычества, сломленного в IV веке нашествием гуннов.

Восточногерманское племя готов, течением Днестра разделенных на остготов и вестготов, прочно основалось в южной России с конца II века по Р. Совершенно невероятно, чтобы готы насели на славян; допустив это, мы не поняли бы, почему славяне не двинулись вместе с готами на запад под напором гуннов, почему им пришлось остаться на своих местах в ожидании новых поработителей. Славян не могло быть в южной России в IV в.

Но если славяне в указанных областях не были автохтонами, то ясно, что они пришли сюда с севера. Спорным остается вопрос, пришли ли они на Дунай и Днепр с северо-запада, т.

Более вероятным представляется, что они шли из Повислинья. Во-первых, Повислинье уже издавна было славянскою территорией, занятою одной из отраслей западных славян, а мы знаем, что некогда западное и южное славянство жили вместе, в одной области: В-третьих, славяне, заняв Повислинье, владели таким образом территорией, принадлежавшею некогда восточным германцам, готам; появление славян в Повислинье могло стоять в прямой связи с опущением Повислинья готами; последние, как достоверно известно, оставили Повислинье для того, чтобы овладеть более южными областями, причем они осели, в силу невозможности пробиться дальше, в бассейнах нижнего течения Дуная, Днестра и Днепра; естественно предположить, что оттуда же, из Повислинья, попали в бассейны Дуная, Днестра и Днепра также и южные славяне, распавшиеся затем, как и готы, на восточную и южную группы.

В-четвертых, славяне южные и восточные сохранили в своем языке ряд следов сильного влияния на них германцев; те же следы имеются в западнославянских языках; поэтому они восходят к общеславянскому периоду; отсюда видно, что в общей своей прародине славянство тесно соприкасалось с германским миром; Повислинье граничит с областью распространения германцев, между тем как в северное Поднепровье германское влияние могло бы проникать с гораздо большими трудностями.

Определение древнейших культурных связей славян имеет большое значение при разрешении вопроса об их первоначальной родине. Связи же зависели прежде всего от того культурного района, в сфере которого находилась первоначальная территория славян. В восточной Европе резко выделялись два таких культурных района: Мы не имеем основания думать, чтобы славянство занимало промежуточные области между сферами обоих указанных культурных районов.

Ниже увидим, что такое промежуточное место позже заняло действительно восточное славянство, но это явилось результатом поступательного движения восточных славян с юга на север и имело последствием сближение, общение обоих культурных районов; следов такого общения в эпохи древние мы не имеем; южное Поднепровье Геродота не знало о балтийцах и о других сидевших рядом с балтийцами народах. Трудно сомневаться в том, что славяне исконно принадлежали к сфере балтийской культуры: Правда, можно указать уже в общеславянском праязыке некоторое количество слов, заимствованных из иранских языков а иранцы в лице скифов и сарматов занимали некогда южную Россию , а также из греческого влияние греческой культуры на южную Россию восходит к глубокой древности , но, во-первых, заметим, что таких заимствований, ведущих к Черноморскому культурному району, сравнительно весьма мало достоверным общеслав.

И действительно, некоторые из слов иранского происхождения, попавшие к славянам, находят с место и у финнов таковы, например, слова: Итак, наиболее вероятною представляется такая схема: Оставление готами Повислинья дало славянам возможность двинуться из своей прародины на их место; Повислинье стало второю общеславянскою родиной. Из Повислинья южная группа славянского племени двинулась после падения гуннов к Дунаю. Здесь в преддверии к Византийской империи произошло распадение южного славянства на восточную группу, которую современники называли антами, и на южную, занявшую бассейны нижнего и частью верхнего течения Дуная, а со временем овладевшую и всем Балканским полуостровом.

Здесь они заняли Поднестровье, далее южное, а затем и среднее Поднепровье. Условия, при которых восточные славяне попали в южную Россию, не были для них так благоприятны, как те условия, при которых готам, попавшим в Поднепровье, удалось в III веке создать здесь сильное государство. Нашествие гуннов открыло тюркам путь в южную Россию. Черноморские степи были заняты остатками гуннов; с востока двигались сюда же болгары и хазары. Восточное славянство в силу естественной колонизации распространялось из Поднепровья на восток, в область Донца и Дона, но оно, если можно так выразиться, прозябало здесь, испытывая чужеземное иго и не выходя за пределы узких, племенных интересов.

Как было указано выше, Черноморский район, в котором очутилось восточное славянство, в древности не общался с районом Балтийским; это зависело между прочим от различия в этнографическом составе населения обоих этих районов: Возможно, что уже с очень отдаленного времени финны тянули частью к Черноморскому району, частью к Балтийскому, но по различным условиям внутреннего их быта финнам не удалось объединить оба эти района.

С уходом славян в Повислинье, западные финны приблизились Балтийскому морю и заняли побережья финского залива; восточные финны вероятнее всего, по крайней мере в некоторых своих частях, продолжали тяготеть к Черноморскому району. Появление восточных славян в южной России в первое время ничего не изменило в исконном разобщении обоих культурных районов, но напор хазар, потом мадьяр и снова хазар побудил восточных славян к движению на север, вверх по Днепру.

Сначала наиболее северные поселения восточного славянства не переходили области современной Черниговщины: Но с течением времени восточные славяне пробиваются дальше, откидывая на восток и юго-восток восточно-финские племена, а на северо-запад некоторые отрасли литовско-латышского племени. Славяне вдвигаются к северу клином. Осевши в бассейнах Западной Двины и великих озер, Ильменя и Ладоги, северные славяне оказываются в сфере балтийской культуры.

Это ведет к временному их разрыву с славянами днепровскими. О таком разрыве помнит в начале XII в. Появление славян в сфере их влияния естественно ставило варягам новые задачи.

Во-первых, в их руках, в лице словен и кривичей, оказалась новая материальная сила; во-вторых, этнографическое родство представителей этой силы с населением юга устанавливало общение севера с югом, ибо славяне тянулись теперь непрерывно от южного Поднепровья до Новгорода и Ладоги, а племя кривичей было связующим звеном между бассейном Западной Двины и средним Поднепровьем. Путь, пройденный славянами с юга на север, открывал варягам и подвластным им племенам виды на юг.

Скученность населения в неплодородных местностях балтийского района, экономическое тяготение новых насельников-славян к родному Поднепровью, нарушение ими старых укладов, привычных покоренным варягами племенам, завоевательные стремления самих северных славян, пробившихся силой в.

Организованные варягами полчища ставили себе конечной целью овладение черноморскими городами, богатыми культурными центрами Пропонтиды, самим Царьградом. Таким образом видим здесь те самые стремления, которые в различные эпохи, в течение двух тысячелетий, приводили в движение народы северной и средней Европы: Но длинный путь из варяг в греки вел прежде всего в южную Русь; по всему этому пути почти вплоть до Черного моря сидели восточные славяне. Северное движение должно было считаться с этим обстоятельством.

Очередною задачей являлось обладание Киевом и южным Поднепровьем, для того чтобы уже оттуда двигаться дальше, к заветной цели. Таким образом мы подходим к эпохе образования русского государства. Сначала остановимся на некоторых вопросах этнографических и языковых. Движение части восточного славянства к северу, появление славян у Ильменя, на Ладоге и в верхнем Поволжье указывает на широкую полосу их распространения. Может ли быть речь об языковом единстве народа, растянувшегося в те мало культурные времена от Черного моря до Финского залива?

Но осевши в Поднепровье, славянское ядро выделило из себя еще одну ветвь: Совершенно невозможно допустить, чтобы даже в весьма раннюю эпоху жизни русского народа, скажем в IX в. Расселение восточного славянства повело к раздроблению и его языка.

При этом естественно намечаются три племенные и языковые группы, которые должны соответствовать наличности восточных славян в трех географических областях, столь удаленных одна от другой, как южное и среднее Поднепровье, с одной стороны, северное Поднепровье, с другой, и южное Подонье, с третьей. Итак, априорные соображения побуждают нас делить русскую семью уже в эпоху, предшествовавшую образованию киевского государства, на три группы: Эти соображения находят себе подтверждение в том, что анализ современного русского языка открывает три резко одна от другой отличные языковые группы: Среднерусская группа в только что предложенном делении соответствует двум другим группам, известным под названием белорусской и южновеликорусской: Мы остановимся пока на предположении, что русский язык уже в IX в.

Прежде чем перейти к более подробным указаниям, считаю необходимым обосновать свой взгляд на общерусскую семью, на процесс выделения из нее названных трех ветвей. Сравнительная древность этого выделения многих исследователей наводит теперь, наводила и раньше на вопрос: Есть ли вообще основание допускать существование общерусской эпохи, общерусского праязыка?

Не выделились ли так называемые ссверновеликорусы, южновеликорусы, белорусы и малорусы непосредственно из общеславянской семьи? Но историк языка должен высказаться решительным образом против возможности связать отдельные русские языки малорусский, белорусский, южновеликорусский и северновеликорусский непосредственно с общеславянским праязыком. Скажу несколько слов о тех методах, которых обязан держаться исследователь при разрешении относящихся сюда вопросов.

При сравнении русских языков между собой и сопоставлении их с общеславянским праязыком последний восстанавливается путем сопоставления всех славянских языков необходимо брать русские языки в их истории: Историческое изучение отдельных русских языков показывает, какие из их особенностей можно признать более древними и какие сравнительно более поздними. Только древнейшие особенности отдельных русских языков могут быть сопоставляемы с особенностями других славянских наречий; что до особенностей позднейших, то сопоставление их с особенностями других славянских языков приведет нас не к той цели, которую ставит себе исследователь взаимных родственных отношений славянских языков; совпадение в жизни отдельных славянских наречий некоторых позднейших явлений доказывает лишь, что вызвавшие их языковые процессы основывались на общем унаследованном из древнейшей эпохи основании и что эти процессы по той или иной причине приводили с течением времени к одинаковым результатам.

Определение того, какие особенности отдельных современных русских языков считать древнейшими, какие позднейшими, достигается, как сказано, историческим изучением всего состава этих языков.

Так аканье можно признать явлением исконным в южновеликорусском наречии, ибо оно свойственно всему составу входящих в это наречие говоров; памятники, писанные в южновеликорусской области, известны, правда, и без отражения в них этой звуковой черты напр. Равным образом признаем исконною для северновеликорусского наречия чертой мену ч и ц ибо отсутствие этой мены в современных говорах северновеликорусских может быть объяснено влиянием другого наречия а именно средневеликорусского, сложившегося вокруг Москвы и еще некоторых великорусских центров ; кроме того древнейшие новгородские памятники, напр.

Выделяя таким путем исконные диалектические сравнительно с общеславянским основанием черты из отдельных русских языков, увидим, что только одна часть этих черт оказывается типичною для данного русского языка напр. Они отличают все русские языки от общеславянского основания, но, сближая их между собою, ведут, очевидно, к другому более близкому основанию, уже отличному от общеславянского: При определении таких общих всем русским языкам черт требуется однако известная осторожность; для выяснения их необходимо руководствоваться данными истории языка, извлекаемыми и из древних наших памятников.

Так, например, общим для всех русских языков явлением оказывается замена при известных условиях общеславянских звуков ъ и ь через о и е , например, великор.

Равным образом мы не признаем явлением общерусского праязыка замену окончаний -омъ, -ы, -iъхъ в склонении множ. После этих предварительных замечаний, выясняющих метод исследования, я укажу на те древние черты, которые сближают между собою все русские языки, причем отнесение их к эпохе общерусского единства не встречает препятствий в истории языка.

Сюда относятся следующие звуковые явления: Этот длинный ряд явлений, сильно изменивших весь звуковой состав, унаследованный из общеславянского праязыка, доказывает, что сожительство восточнославянских племен в одной общей семье было весьма продолжительно.

Общерусский период оставил глубокие следы на звуковом составе всех русских языков. Поэтому утверждаем, что распадение восточного славянства, выделение из него северной и восточной ветви случилось после того, что в течение не одного века все восточное славянство сосредоточивалось на такой сравнительно необширной территории, которая позволяла поддерживать языковое его единство.

Итак, возвращаясь к высказанным выше соображениям, предполагаю, что восточные славяне, оторвавшись от южного славянства у нижнего Дуная, жили долго скученно в бассейне Днестра и среднего течения Днепра; только впоследствии, быть может, не раньше конца VIII, начала IX в.

Древнерусские племена, о которых сообщают Повесть временных лет и другие древние летописные своды, жили до образования русского государства раздробленно и обособленно. Однако, соседство, общность экономических условий, а частью, быть может, и политические причины имели следствием соединение этих племен в более обширные группы, в которых поддерживалось племенное их единство и общность языка.

Сообразно со сказанным выше, мы должны думать, что древнерусские племена распадались на три группы: К южной группе принадлежали поляне с городом Киевом; волыняне, бужане, древляне, занимавшие современную Волынскую и южную часть Минской губернии; угличи, сидевшие некогда между Днепром и южным Бугом, а потом перешедшие в область между Бугом и Днестром; тиверцы, жившие но Днестру до Черного моря; наконец, северяне, заселявшие современную Черниговщину.

Южнорусы заходили, повидимому, и за Припять, где находим дреговичей, бывших всего вероятнее северным отпрыском древлян.

К северной группе относились кривичи, сидевшие в верхнем Поднепровье и в бассейне верхнего течения Западной Двины, а также словене с городом Новгородом, захватившие, повидимому, и верхнее Поволжье. Восточная группа осталась как будто вне кругозора киевских летописцев; они, правда, знают на северо-востоке, на Оке и на Волге, вятичей, но о таком северном поселении вятичей сообщает составитель Повести вр.

Вятичи были, конечно, восточнорусами. Предполагаю, что некогда их поселения были гораздо южнее, чем в XII в. На юго-востоке, благодаря своей оторванности от Поднепровья, вятичи успели обособиться от южнорусов и в своем языке.

Самым значительным звуковым явлением, видоизменившим старый унаследованный из общерусского праязыка уклад, была редукция т. Это стояло в зависимости, повидимому, от усиления самого ударения. В слоге предударном на месте сократившейся гласной гласной неполного образования после твердой согласной являлся звук а ; отсюда начало так называемого аканья. Вместо первоначальных водa, красотa, полосa, малa явилось произношение вaдa, пaлaсa, крaсaтa, мaлa , сменившееся затем на произношение: В силу своего движения на север, в бассейн Оки, вятичи оказались в ближайшем соседстве и в тесном сожительстве с севернорусами, проникавшими в ту же область с севера, из верхнего Поволжья.

Оттеснение с юго-востока повело вятичей к центростремительному движению; оно сменило центробежные стремления старшей эпохи; в силу тех стремлений произошло расселение восточного славянства на далекие пространства и раздробление его на три группы.

Движение вятичей с юго-востока объединило восточнославянские племена в области средней России. Вятичи, как указано, двинулись не только к северу, но и к северо-западу; они заняли часть старой Северщины и, перекинувшись через Днепр, наводнили современною Белоруссию.

Вот почему белорусская речь оказывается столь близкою к речи южновеликорусов. К вопросу об образовании великорусского племени и великорусского государства, явившихся последствием объединения восточнорусских племен, северного и восточного, в бассейне Оки, мы вернемся ниже.

Укажу здесь, что центростремительные движения вятичей, успех и целесообразность их, зависели в значительной степени от тех новых явлений во внутренней жизни восточного славянства, которые были связаны с появлением в его среде государства, с самого момента своего возникновения поставившего себе целью объединение всего восточного славянства.

Это государство имело своим центром Киев; оно возникло в результате завоевательных стремлений северных племен, стихийно направлявшихся по пути из варяг в греки на юг для овладения Царьградом и богатыми черноморскими городами. Киев был необходимым аванпостом в этих походах севера на юг.

Здесь должна была сосредоточиться материальная сила завоевателей, прежде чем пускаться южнее, к устью Днепра и в Черное море. Народные предания, занесенные в летопись, связывают имена первых киевских князей с их походами на Царьград: Походы эти, как об этом свидетельствуют греческие источники, были неудачны чего не хотят, однако, знать наши народные предания: Разбитые полчища возвращались назад и, прочно осаживаясь в южном Поднепровье, в Киеве, готовились для новых нападений на Царьград.

Однако, для того, чтобы обеспечить себе возможность нового похода, приходилось бороться с особыми обстоятельствами, складывавшимися неблагоприятно для Киева и его новых властителей: Борьба севера с югом становилась неизбежной: Эта борьба имела чрезвычайное значение в смысле объединения восточного славянства: Но борьба севера с югом, вызванная появлением в балтийском районе восточных славян, повела к тесному общению между разошедшимися далеко друг от друга восточнославянскими племенами, и единение их нашло себе яркое выражение прежде всего в создании русского государства.

Оно складывается окончательно в середине X века; в состав его входят все восточнославянские племена: Новгород, Ростов, Полоцк, Смоленск, Чернигов, Киев, Переяславль оказываются под одной политической властью; она распространяется и на ушедших далеко на юго-восток вятичей, покоряющихся Киеву после сокрушения Киевом хазарского владычества. Крещение Руси и политическое сближение с греками, закрепленное между прочим и брачным союзом Владимира, были видными результатами развития государственной мощи, создавшейся в X в.

Киев, благодаря этому, стал не только политическим и административным центром восточного славянства, но также и его культурным средоточием. Факт получения христианства из Греции ясно указывает на происхождение и основные элементы южнорусской цивилизации. Но официальному признанию христианства, приобщению к нему князя, предшествовало, конечно, распространение его в городских слоях южнорусского населения, в его верхах; из договора Игоря года видно, что многие из послов и купцов, участвовавших в его заключении, были уже христианами.

Весьма вероятно, что они получили христианство частью из Византии и из греческих городов Крыма, с которыми их связывали торговые интересы; ср. Связь восточного славянства с болгарами можно назвать исконною: Могущественный рост Болгарии в первой половине X века не мог не отразиться и на северных ее соседях: Христианство в Киев должно было естественно проникнуть из одноязычной Болгарии, откуда шла на славянском языке проповедь, согласно завету наших первоучителей.

Лучшим доказательством в пользу активного влияния Болгарии в деле приобщения Киевской Руси к христианству может служить то, что во времена Владимира христианское богослужение совершалось в Киеве на древнеболгарском языке и что со времени официального крещения Руси языком церкви стал язык древнеболгарский. Об этом свидетельствует вся дальнейшая история нашего просвещения.

Считаю вероятным, что древнеболгарский язык стал распространяться в Киевском Поднепровье не только как язык церкви и духовного просвещения.