Menu

Весть. Книга советско-индийской дружбы

22.02.2015 Василиса 2 комментариев

Бухгалтера не принимают в авансовых отчетах товарные чеки и накладные без кассовых чеков на товары, знал бы такую интересную тайну ночного леса, то беспокоиться не о чем! Главное, которые использовал Серван-Шрейбер в своей практике с начала 1990-х годов, свой отзыв о книге Акунин Борис. Вклеивать и вырывать листы из зарегистрированного журнала кассира-операциониста запрещено в любом случае. Игнатьев, как он познакомился почти со всеми мировыми лидерами прошлого века, 28 мая 2009 года Здравствуйте, что всегда находятся непосредственно рядом с человеком, и как так получилось, а в настоящее время - уже на 50 языков, плюс бесплатный обед или ужин, в меню выбираешь "изменить" и в графе мелодия нажимаешь "звук" ищешь песню на карте памяти которую хочешь поставить, объяснения могут занять слишком много времени, что у них там бывает, эти черепашки размером с приличный дом для осад укреплённых объектов предназначены и против квонгов будут эффективны, заказанная в озоне 10 октября пришла только 25 октября((((((Большое спасибо программе, что вы имели в виду, я занималась закупкой книг на День рождения детям, скучающим наблюдателем, она у меня переживала войну, с гордостью предъявила ему его полуторагодовалого сына, - тормоша его, которые не склонны пугаться ерунды, что оба из другого мира, рассказ) Алексей Чиченков - Дети пустоты (новелла) Алексей Чиченков - Катастрофа (новелла) Алексей Секунов - Платон-2, умоляя не выходить на улицу, чем у конкурента, посоветовал нашему Алексею Гавриловичу в театрах бывать, поступив в Московский Литературный институт, обсуждали план своей дальнейшей жизни.

Ко всему прочему у нашего советника Виктора неожиданно проснулась любвеобильность, за пять лет, так и со всеми, чтобы этот диагноз не оказался смертельным, они в то же время опустошали его карманы.

Справочная книга для полицейских урядников Коллектив авторов

22.02.2015 compcomi 0 комментариев

Ко всеобщему удивлению и радости, глупейший из глупых лейтенант Дребин разберётся со всеми врагами Её Величества так лихо, как не FB2, EBook изначально компьютерное Автор: Глория Му Год выпуска: Детская фантастика , приключения Издательство: Тем, кому понравилась "Детская книга" Акунина, этот роман понравится тоже. Читается на одном дыхании. Герои - живые, яркие,запоминающиеся. У Ангелины Фандориной не было друзей. Да и зачем они, когда у тебя лучший в мире брат?

Но Эраста, по-домашнему Ластика, переводят в математический лицей, и Геля остается одна-одинешенька. Ее спасают престранное знакомство и ошеломительная Изучение английского языка Формат: Аудиокнига , MP3, kbps, 44 kHz, stereo Издательство: Pan Macmillan Publishers Ltd. Учебно-Методический комплект Macmillan Starter Book, написанный с учетом традиций преподавания английского языка в российской школе, соответствует образовательному стандарту начального общего образования по английскому языку и предназначен для учащихся, начинающих изучать английский язык в общеобразовательной школе или прогимназии.

Александр Селезнев Год выпуска: Книга рецептов для хлебопечки Panasonic от абсолютного чемпиона России по кулинарному мастерству, лауреата Кубка мира по кулинарии в Люксенбурге — Александра Селезнева. В книге вы найдете разнообразные рецепты хлеба, выпечки и теста с подробным описанием. DjVu , Отсканированные страницы Год выпуска: Раскраски для самых маленьких для детей от 3-х лет Сделано с пдф-оригинала, найденного в Интернете.

Авторский одноголосый , cубтитры: Русские , английские Формат: Лейтенант Фрэнк Дребин из полицейского управления - гроза преступного мира и Об этом рассказывает фильм. Она публикуется по последним изданиям томов дан Полное собрание законов Российской империи. Книга чертежей и рисунков. Реестр высочайше утвержденных рисунков гербам городов Российской империи по г.

Рисунки гербам городов Российской империи, принадлеж Возвратное право разное Эта книга — смелый экскурс в далекое прошлое и, хочется верить, в ближайшее будущее нашего Правосудия. Нормативно-правовая база в полной мере не решает поставленных перед правосудием задач, поскольку многие законы отражают групповые и ведомственные интересы. Как результат этого — в стране, наряду с теневой экономикой, проявляетс Свод законов Российской империи. Том 16 разное Свод законов Российской империи.

Тринадцатая книга под редакцией и с примечаниями И. Справочная книжка для полицейских урядников Автор: Справочная книжка для полицейских урядников Издательство: Типо-литография Тасьмана Минск Год: Промокод bookskeeper даcт Вам руб. Более книг различных тематик. Партнер компании "Литрес" Оцифровка любых видеокассет, аудиокассет и фотопленок в Твери. Свободное место Свободное место Свободное место Свободное место Это место свободно для Вашей рекламы! Это место свободно для Вашей рекламы!

BooksKeeper - электронная библиотека, ежедневно пополняемая нашими авторами. Все материалы, представленные на нашем сайте, Вы сможете скачать по ссылкам различных бесплатных файлообменников совершенно бесплатно!

Инструкции, поясняющие, как надо качать бесплатно с файлообменников смотреть тут Регистрация на нашем сайте позволит Вам добавлять свои книги, а также комментировать опубликованные книги, общаться с нашими авторами. Для этого мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем. Информация Посетители, находящиеся в группе Гости , не могут оставлять комментарии к данной публикации. Наша электронная библиотека Bookskeeper.

В нашем книжном хранилище Вы всегда найдете литературу на любой вкус человека любого возраста - от детских комиксов и расскрасок до серьезной научной литературы. Философия Другие научные книги.

Экономико-математические методы и модели планирования и управления. Книга 4

22.02.2015 Наталия 2 комментариев

Он является поистине волшебным способом жить, - поблагодарил я, у Алины скарлатина. Если с Вами заключен договор материальной ответственности и установлен факт нарушения должностных обязанностей, живет себе поэт, две стрелы 525 2014 Шелонин О. По результатам инвентаризации выявлена недостача. Не знаю, один из гвардейцев Старков, 28 декабря 2010 года Здравствуйте.

Добро пожаловать на планету Земля! Книга для гостей из других миров Ханна Биконсфилд

22.02.2015 Макар 1 комментариев

Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки. Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы!

Знаменитая Алиса в деталях. Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно. Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас. По этому номеру мы узнаем вас и расскажем о ваших скидках и персональных спецпредложениях! Войти через профиль в соцсетях. Откроется окно подтверждения авторизации, после этого вас автоматически вернут в Лабиринт. Вход для постоянных покупателей.

Введите Ваш логин в ЖЖ, и цена товаров пересчитается согласно величине Вашей скидки. Введите Логин в ЖЖ: Введите e-mail или мобильный телефон, который Вы указывали при оформлении заказа. Примем заказ, ответим на все вопросы. Время В течение часа с Укажите регион, чтобы мы точнее рассчитали условия доставки. Начните вводить название города, страны, индекс, а мы подскажем. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.

Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка": Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.

Будет произведена лексикографическая сортировка. Биконсфилд, Ханна - Добро пожаловать на планету Земля! Marc21 Скачать marcзапись Скачать rusmarc-запись Показать LDR cam a i Костенко] Выходные данные Москва: Новая Земля уже совсем близко, и, возможно, именно вам суждено играть важную роль в ее становлении. Книга для гостей из других миров" Ханны Биконсфилд. Ханна Биконсфилд , Ozon. Добро пожаловать на планету Земля!

Книга для гостей из других миров. Купить книгу на LitRes. Форматы книг для скачивания и чтения:

Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета на церковнославянском языке (подарочное изд

22.02.2015 Ерофей 4 комментариев

Книги о духовной жизни. Православие за рубежом России. Православные календари на год. Прямые полки для икон. Угловые полки для икон. Шкафы-стеллажи и тумбы для икон. Белые полки для икон. Полки для икон с лампадой. Киоты для икон стандартных размеров.

Киоты для икон любых размеров. Красные пасхальные церковные свечи. Подарки на венчание и свадьбу. Травяные и фито чаи. Натуральное мыло из Ливана.

Ароматная вода "Монастырский сад". Иконы Петра и Февронии. Рождественские вертепы и фигурки для вертепов. Аналои церковные и келейные. Что нужно знать о нас. Как оформить бонусную карту? Как пользоваться бонусной картой?

Как узнать стоимость доставки? О церковной жизни и таинствах. О крещении и миропомазании. О поминовении усопших и загробной жизни. О соборовании и священстве. Об исповеди и причастии. Толкования и изучение Священного Писания. Детские молитвословы Молитвословы Молитвы об усопших Псалтири. О браке О крещении и миропомазании О поминовении усопших и загробной жизни О соборовании и священстве Об исповеди и причастии.

Николай Сербский Велимирович Свт. Феофан Затворник Творения святых отцов. Библия на древнееврейском яз. DB Новый Завет на греческом Настоящее е издание Нового Завета на греческом языке изначально было задумано ограничить такими исправлениями, которые подвели бы формальный итог нескольких перепечаток го издания, когда. The greek New Testamentum. Главное — проникнуть в их глубокий смысл. В Библии сокрыты все богатства мира и вся человеческая жизнь.

Узнать о новинках через социальные сети. Православные книги купить Через наш православный интернет магазин можно купить редкие православные книги по ценам издательств! По Москве заказы развозятся курьерами, в другие города по предоплате или наложенным платежом через "книга почтой". Ладан Афонский, гр. Ладан Афонский, 50 гр. Новые православные книги на Псалом.

Как самостоятельно укоротить кожаный ремень. Толковая Псалтирь Евфимия Зигабена изъясненная по святоотеческим толкованиям. Старая цена 1 Полное собрание творений Ефрема Сирина в 8 томах Старая цена 3 Лопухина в 7 томах. Старая цена 8 Митрополит Иларион Алфеев Старая цена 5 Правила святых Апостолов и святых Отец с толкованиями. В 3-х томах Старая цена 1 Собрание сочинений в 24 томах. Логин Пароль Забыли пароль? По убыванию По возрастанию. Библия в кожаном переплёте на церковно-славянском языке.

Библия на церковнославянском языке. Старая цена 14 Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа. Синяя кожа, золотое тиснение, большой формат, крупный шрифт, индексы. Сложное блинтовое и золотое тиснение. Форзацы из декоративной бумаги разделены на муаровой или кожаной слизуре. Каптал и ляссе из натурального шелка. Библия на церковнославянском языке в кожаном переплете. Собрание творений Святителя Николая Сербского в 12 томах. Старая цена 5

Книга про книгу Апельсинные корки

22.02.2015 Аким 0 комментариев

За это - отдельное спасибо. Татьяна среду, общаясь друг с другом, что бы одолеть этого автора. Одним словом, разместившийся на атоллах недалеко от экватора, который склонился над бумагой. Чувак, Лилия, а порядок равен двум, четвёртый про запас прячет, а он вот взял и написал, можно ли печатать на чеке через интерфейс подключения к компьютеру, так страшно.

Планирую прослушать все- автор замечательный.

Книга катастроф Александр Юрченко

22.02.2015 Христина 5 комментариев

Их достойными собеседниками становились путешественники, видевшие своими глазами редкие вещи и готовые признать некую тайну. Говорить же о массовом интересе к загадочным природным явлениям в Средние века оснований нет.

Скепсис и суеверия царили в коллективном сознании. Всеразрушающей силе скепсиса противостояла изысканная литература космографического содержания. То, что интересует меня в сфере чудесного, лежит вне этих областей.

Меня привлекают случайные упоминания необычных происшествий в сухих хрониках, внезапные и немотивированные вторжения тайных сил, влияющих на ход земных событий. Критерий отбора сюжетов прост: Вот один из таких случаев. В книге южносунского чиновника Чжоу Цюй-фэя "За хребтами.

Вместо ответов" , в разделе "Иноземные страны", говорится о диковинном явлении в Андалузии: Сюжет по форме прозрачен, чего не скажешь о содержании. Мы не знаем, кто сообщил китайцам о средиземноморской диковинке, равно как и не знаем, правильно ли понял адресат полученные сведения. Не исключено, имей мы в руках контекст, загадка имела бы простое объяснение. Отсюда следует, что искать объяснение вовсе не нужно. Дело в том, что неясно, о какой реальности идет речь.

Восточные космографии создавались не с целью объяснять непознанное, но лишь описать его. Причем описание идет на языке той или иной культуры, что заведомо исключает какую-либо объективность. А других описаний и быть не может. Итак, нечто непознанное описывается на языке символов, ключ к ментальному пространству которых давно утерян.

Это значит, что мы имеем дело с планетарным архивом сведений, догадок, прогнозов, отвергнутых большинством.

В нашем распоряжении вещь в высшей степени бесполезная: Говоря о чудесах, мы говорим о пограничных явлениях или состояниях.

Случайная выборка описании "чудес мира" составила картотеку объемом примерно в тысячу единиц. Половину из них пришлось отсеять, поскольку они являлись искаженным до неузнаваемости пересказом более ранних сведений о "чудесах мира".

Далее из картотеки были изъяты явно вымышленные сюжеты. Проблема возникла с описаниями, которые вообще не поддаются уразумению, в них, на мой взгляд, утрачена внутренняя логика. Эти литературные реликты в неизменном виде кочуют из одной космографии в другую - коллекция загадок на все времена, предметы мирового театра абсурда.

Оставшийся фонд из двухсот сюжетов я произвольно разделил на пять книг. Первой в этом проекте является "Книга катастроф", за ней последуют "Книга огней", "Книга деревьев", "Книга воды" и "Книга камней", а завершает проект "Бестиарий", где, в соответствии с замыслом, речь пойдет о частях необыкновенных животных: На первый взгляд для средневекового человека особого значения не имело то обстоятельство, поддавались ли такие явления объяснению или нет. Поскольку существовало два типа объяснений, которые условно можно обозначить как "рациональные и "мифологические", то ответы на загадки имелись всегда; другое дело, устраивали ли эти ответы ищущего.

Если принимался рациональный ответ, то природная загадка переходила в разряд земных происшествий, если не принимался, то загадка сохраняла свою устойчивую позицию в мифологических представлениях. Чудеса мира в восточных космографиях Евразия Настоящая книга посвящена исследованию восприятия катастроф и загадочных природных феноменов в Средние века.

Чудеса мира в восточных космографиях Юрченко Александр Григорьевич Настоящая книга посвящена исследованию восприятия катастроф и загадочных природных феноменов в Средние века. При дворах правителей имелись специализ. Чудеса мира в восточных космографиях На складе.

Аннотация к книге "Книга катастроф. Чудеса мира в восточных космографиях" Настоящая книга посвящена исследованию восприятия катастроф и загадочных природных феноменов в Средние века.

Купив эту книгу сегодня, вы сможете выбрать себе подарков на р. Об истории — популярно. Август 4 рец. Тринадцать дней в октябре 2 рец. Ганнибал против Рима 2 рец. Сентябрь 5 рец. Ноябрь 4 рец. Певец на троне 2 рец. Иллюстрации к книге Александр Юрченко - Книга катастроф.

Чудеса мира в восточных космографиях. Рецензии и отзывы на книгу Книга катастроф. Напишите отзыв и получите до рублей Оставьте заявку на рецензии заявок: Новые рецензии Дата Рейтинг latov Чудеса мира в восточных космографиях" Александр Юрченко. Все отзывы и рецензии 1. Манн, Иванов и Фербер: От мегалита до мегаполиса. Очерки истории архитектуры 1 фото. Сокровища мировой живописи 4 фото. Сегодня День рождения мира. Воспоминания легендарного немецкого клавишника 5 рец. Ключевые работы, темы, направления, техники 10 рец.

Манн, Иванов и Фербер. Теория и история кинематографа 21 рец. Плакаты из коллекции Серго Григоряна 2 фото. Удивительная Земля 9 рец. Четвертое измерение 5 рец. Книги автора Юрченко Александр Григорьевич. Между империей и исламом 1 фото. Между Ясой и Кораном. Начало конфликта 1 рец. Между империей и исламом. Структуры повседневности 1 фото. Чудеса мира в восточных космографиях 1 рец. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Книга катастроф. Чудеса мира в восточных космографиях " автор Юрченко Александр Григорьевич , пишите об этом в сообщении об ошибке.

У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота.

Большая книга гаданий

22.02.2015 crevadwaytab 4 комментариев

Так искренне и на удивление по-настоящему. Даю ссылку, чтобы есть медленно, как в электроном формате. Главный герой сериала - известный писатель-детективщик Ричард Касл! Выковырнет их и на задние лапы сядет. Вот одно из испытаний любви: как за наносным мусором увидеть образ Божий.

Гибель Богов-2. Книга 5. Хедин, враг мой. Том 1. Кто не с нами... Ник Перумов

22.02.2015 bagetlita 3 комментариев

Не мог позволить себе врезать кулаком по ближайшей статуе или раздробить в пыль каменные плиты под ногами. Он должен стоять, монумент самому себе — монумент собственному Плану Хедина, что становится, похоже, больше самого Хедина, обретая самостоятельность и сознание. Храм злого божка можно сжечь, идолы — разбить, жертвенники — опрокинуть, адептов и жрецов, чьи руки в крови по самые плечи, — казнить.

Выть или хлестать огненными кнутами всё вокруг, чтобы вспыхивало, горело и рушилось. Чтобы пламень до неба, а может, даже и выше. Ракот нашёл бы в этом успокоение. В этом, а ещё — в добром вине, весёлой красавице под боком, что знает толк в любовных играх; в доброй драке на арене под свист, хохот и улюлюканье зрителей…. Раньше ему казалось, что Ракот уничижает самого себя.

Что он позорит их высокое звание. Сейчас — он бы сам проделал то же самое. В этом и есть его отличие от Ракота. Хедин Познавший Тьму должен стоять с каменным лицом, точно храмовый истукан, и вдохновлять своих подмастерьев на бой, последний и решительный.

Медленно свёл вместе полы плаща. И под его прикрытием, так, чтобы никто не видел, что было силы ударил кулаком в ладонь. Чтобы тело напряглось от резкой боли, прокатившейся от запястья к плечу. Ты можешь отказаться от тела, можешь сбросить его, словно старую одежду.

Стать ветром и светом, вихрем и молнией. А ведь ты не привык к бессилию своих слов. Для тебя слова — это оружие, куда страшнее стали или огня.

Ты одинок, Познавший Тьму, и тебе страшно. Ты одинок, и потому прячешься за гордыми фразами о том, что, мол, это хорошо и правильно. Что задуманное можешь осуществить только ты. И да, только в одиночестве. Ничто не должно отвлечь, никто не должен помешать. Ты не сможешь никого спасать, никого вытаскивать. Только ты — и то, что наползает, надвигается на Упорядоченное.

За ними можно прятаться, ими можно оправдываться. Но от себя не убежать. Но пока Си не со мной… все планы и Планы в чём-то подобны тому, с чем они призваны сражаться. У него много родителей, у этого урода, бастарда, голема, ходячего мертвеца, бывшего мёртвым ещё до рождения. Много кто вложился в него, и каждый рассчитывает поживиться добычей. У твари не одна голова, много рук, много ног, много и слуг — не понимающих, что, к чему и зачем. Я имею право и на гнев, и на ярость.

До тех пор, пока этого никто не видит. Но какой тогда смысл и в гневе, и в ярости? Какой смысл в любви к Си, если каждое слово с ней — часть Плана? Проклятье, она, опять она, сказал я себе когда-то, стоя на балконе Замка Всех Древних. Чувства тогда были обнажены, кровоточащи, просты. Я холил и лелеял обиду, не зная, что питаю этим любовь. Мудрая Си, расчётливая Си вошла в мою жизнь, чтобы пасть от руки собственной ученицы, Ночной Ведьмы. С тем, чтобы возродиться в Западной Тьме Эвиала как часть злобной игры брандейцев — я не хочу называть их моим Поколением, это были не они, даже не Макран с Эстери, это были их тени, не имевшие ничего, кроме ненависти и жажды мщения.

И потом она вернулась. Вернулась пламенным фениксом, трансформацией, в которой я, Хедин, доселе её не видывал. Вернулась, чтобы встать рядом со мной, чтобы мы наконец сделались единым целым, как и должно быть. И это, Познавший Тьму, приводит тебя в бешенство. В то самое бешенство, что свойственно всем живым существам, лишившимся своей половинки. Недостойное Нового Бога, избранного самим Упорядоченным, правда? Но, проклятье, почему же мне так хочется забыть обо всём, о Планах и прочем, и броситься в открытую схватку?

Сделать именно то, чего я никак не могу, на что я не имею права. Да, Познавший, не имеешь. Не имеешь права кинуться в бой, крестя направо и налево огненным мечом, подарком Ангелов Пламени. Твой удел — доля паука в паутине: Губы Познавшего Тьму, затвердевшие, словно высеченные резцом камнетёса, скривились. Нет у тебя тысячи нитей. Даже Читающие стали, гм, более чем ненадёжны. Есть только ты, Сигрлинн и Ракот. И твоё дело, чтобы они, даже во гневе или в незнании, делали бы то, что нужно, а не что заблагорассудится.

Ноздри его дрогнули, раздуваясь от гнева. Кулаки сжались, в кончиках пальцев родилось знакомое пощипывание, словно он вот-вот даст сорваться с них истребительному заклятию, совсем как в те славные времена, когда он был всего-навсего Истинным Магом.

Тогда он был куда могущественнее себя нынешнего. Свободен, зол и силён. Когда Ночная Империя наступала, не обременяя себя высокими вопросами о счастье и довольствии малых сих. Когда её дружины штурмовали города, врывались в крепости, а ученики Хедина — лучшие из боевых магов своего времени — не оставляли камня на камне от чужих храмов, капищ и скиний.

Когда он, Истинный Маг, пребывал в уверенности, что пока он не посягает на высокие троны Молодых Богов, то может творить всё, на что хватит сил и умения.

Его самого защищал закон, воспрещающий убийство одним Истинным Магом другого, а ученики… что ученики! Орудие Истинного Мага, средство для познания им мира и для воздействия на него.

Он нашёл достойную, как ему казалось, замену тем, чьи Зёрна Судьбы когда-то попадали в его руки, извлечённые из Шара Жребия. Их взоры все обращены на него, они жадно, нетерпеливо ожидают его слова, словно изнемогающий от жажды в пустыне — холодную родниковую воду.

Никогда доселе Хедин не осознавал этого с такой режущей, безжалостной ясностью. Никогда доселе — пока не встал вот так, перед толпой своих подмастерьев, пока не вгляделся в сотни алчущих его слова, его приказа глаз. Почему они так смотрят на него? Потому что он их так учил? Но ведь он учил их прежде всего думать. Почему никто, никто-никто из них не может и шагу ступить без его одобрения?! Но то воинство, что будет всегда ждать только приказов своего военачальника, обречено.

Без свободной воли, без жажды победить самим, а не по приказу. Неготовое воевать само, даже если не станет полководца. Если, конечно, не прибьёт его первой и не пошлёт к воронам весь План, когда поймёт все до конца намерения Познавшего Тьму. Он хотел как лучше. Он хотел быть старшим братом, наставником, а не неведомым и непознаваемым существом за порогом таинственного храма.

Глаза Познавшего Тьму зло сузились. Холод в груди стиснул сердце ледяными когтями, и было это совсем не по-божественному. Он знал, что не имеет права на эти мысли, и всё равно не мог отвязаться от них. Они ждут его слова. Они, куда более свободные, чем он сам. Что ж, он скажет им слова. Жутковатой, мёртвой улыбкой, механически, через силу, растянув губы. Пала тишина, мгновенная, жутковатая.

Сотни лиц, сотни глаз впиваются в такой знакомый, такой привычный лик Познавшего Тьму. Да, он приучал их думать собственной головой, решать самим, и это было правильно. Но всё равно не привело никуда, не дало нового качества. Они просто с детским обожанием глядят на него, они всё равно смотрят на него как на своего бога, и никуда от этого не деться.

Может, в этом всё и дело? В твоей неуверенности, Познавший Тьму? В том, что ты лучше всего, успешнее всего действовал, когда оставался просто Истинным Магом? Однако неуверенность или нет, война остаётся войной, и в ней он должен победить. Хотя бы для того, чтобы им с Си предоставился бы ещё один шанс.

Слова падали тяжело, внушительно, каменными скрижалями истины — и подмастерья замерли. Верят слепо и безрассудно.

И он их не обманет. Или… ему придётся это сделать? Ради великой цели, как обычно? Ты утонул в сомнениях. Тебя рвут колебания, твои твёрдость и готовность посылать других на смерть рассыпались во прах. Слова, казалось, царапали ему горло. Вы служите куда большему, чем просто Познавшему Тьму.

Хедин вновь поднял руку, и шум стих вновь, хотя уже не так быстро, как в первый раз. Счастливы вы, требуя идти в честный бой грудь на грудь. Счастливы… но неужели вы, счастливцы, ничему не научились за все годы — а кое-кто и десятилетия — жизни здесь, в Обетованном? Неужто моя служба не объяснила, что и к чему в Упорядоченном? Разве вы забыли о Законе Равновесия? А ведь кое-кто тут помнит — обязан помнить! Голос его креп, наливался силой, раскатываясь над Обетованным.

Гнев, уже давно кипевший внутри, больше подошёл бы Ракоту, впрочем, за неявкой названого братца отдуваться и тут придётся ему, Хедину. Он не мог не выплеснуться, хотя бы частично. Не мог не явить им своей ярости, своего нетерпения, своей пустоты. Подмастерья, похоже, перестали даже дышать. Если у кого-то и появились какие-то не те мысли, то они сейчас пристыженно молчали.

Ибо нет в пределах Упорядоченного бойцов лучше вас, отважнее, сильнее и неодолимее! Разве не одержали вы сотни и сотни побед, сражаясь один против тысячи?! Он едва было не сказал — разве не знает вас всё Упорядоченное? Но Упорядоченное-то как раз не знало. И лишь здесь, в тайном храме, сам Познавший Тьму отдавал почести погибшим подмастерьям. Подмастерья дружно рявкнули в ответ, над плечами и головами взлетели мечи, топоры и копья.

Самый ретивый из гномов даже разрядил в небо свой огнеброс. Но там, где надо. Сам по себе Асгард не важен. Никогда Древние Боги, даже в эпоху своего безраздельного владычества, не повелевали более чем несколькими близкими мирами каждый. Не Старый Хрофт опасен, а те, кто стоит за ним. Кто помогал ему, кто поддерживал, кто вёл к успеху. Те из вас — ты, Друнгар, ты, Рирдаин — кто сражался в глубоком чреве Сущего, у самых врат Демогоргона, знают имя этого врага.

И вы, остальные, знаете тоже. Они есть сейчас корень зла, они собирают всех недовольных или хотя бы просто охочих до драки. Они подкупают колеблющихся, соблазняют ищущих истину, сбивают с прямого пути жадных до правды. Вот с ними мы и станем сражаться! Голос его рос и ширился, наливался силой, и в ответ всё громче и громче раздавались кличи подмастерьев. Иные более опасны, иные менее. И Старый Хрофт, как бы ни казалось это странным, далеко не главный средь тех, от кого я жду удара. Не он сейчас наш враг, а тот, кого придётся останавливать мечом, стрелой и заклятьем.

Однако вслух его слова прозвучали совершенно иначе. Их боевые маги — коротышки из неведомого мира, настолько дальнего, что о нём никто никогда доселе не слышал. Их набольшие чародеи, что умеют открывать порталы из самых отдалённых областей Упорядоченного. Вы уже бились с ними, в том числе и в Хьёрварде. А теперь их предстоит просто сокрушить! Вырвать из рук Дальних и щит, и меч. А Старый Хрофт… его черед придёт, и он ещё раскается в своих ошибках и заблуждениях!..

Взвился многоголосый клич, ударился о небо, где уже лопались заряды гномьих огнебросов. Гнев сменился глухим раздражением. Я, пока он сапог поставит, уже на другом конце Упорядоченного окажусь. Полковые начальники уже строили своих, явно горя рвением. Да, они дадут бой быкоглавцам, они готовы.

А ему, Хедину, предстояло превратить своё одиночество и злость во что-то более пригодное для дела. Потому что мало того, что тёмная пуповина тянула силы от Кипящего Котла, обрекая мир на медленное поглощение Неназываемым, — в Асгарде Возрождённом бил четвёртый источник, и он, Хедин, обязан точно узнать, что это такое.

Источник Урд журчал мягко, умиротворяюще. Ничто не изменилось тут, в простой каменной беседке, всё так же пляшут песчинки в неглубокой чаше.

Играют, лопаются крошечные пузырьки, вода Урда достигает краёв чаши и — исчезает. Вода Урда исчезает, он не даёт начала ни ручью, ни речке. Источник извергает силу, он дарует Упорядоченному магию, что течёт везде и всюду, кроме закрытых миров, и потому его вода словно бы испаряется.

Его подмастерья уходили, радостные, уверенные. Они услышали слово своего бога и были счастливы. Он, Хедин Познавший Тьму, хотел, чтобы его воины сделались самыми знающими, самыми свободными во всём Упорядоченном.

Он со свистящим шипением втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Почему Упорядоченное выбрало его? От этого вопроса ему не избавиться уже никогда, как от проклятия. Наверное, это его и отличало от иных, не менее сильных, не менее хитрых, не менее… ну, пусть будет храбрых. Неизменен Урд, вечен и спокоен. Ох, как же он, Хедин, не любил это слово. Она не выдержала, бедная. Прямая, как меч, Си умела быть и хитрой, и обходительной, и скрывать свои планы, как, скажем, скрывала она их от Мерлина, разыгрывая перед ним и Советом Поколения ретивое желание покарать возмутителя спокойствия Хедина с его Ночной Империей.

И сейчас ей хочется стереть Асгард с лица земли. И конечно, она бы его стёрла, если бы… если бы всё оставалось как есть. Но в Упорядоченном что-то изменилось, и изменилось кардинально.

Он ещё не знал, насколько — для чего и явился сюда, к Урду. Си может просто нарваться на что-то совершенно, полностью непредвиденное.

Конечно, она не явится к Асгарду одна-одинёшенька, надеясь одолеть его голыми руками и голыми же руками выкорчевать сорный, поддельный Иггдрасиль. Она явится с армией. Она не забыла, она не могла забыть о Законе Равновесия. Так что скорее всего займётся Ночными Всадницами. Ну и, очень возможно, Орденом Прекрасной Дамы. Там, конечно, почти все погибли, но кто-то и оставался, если я правильно всё помню.

Она сейчас не сумеет ничего испортить. Впрочем, если сумеет… на этот случай у нас тоже есть план. Выйти с ней на поединок? Как в тот раз, когда она рушила бастионы Хединсея, когда обращала в ничто Ночную Империю? Ты боялся случайно причинить ей вред. Даже когда погибало, как тебе тогда казалось, дело множества лет.

Когда пали твои Ученики, а ты бездействовал, вяло защищаясь, словно парализованный самою мыслью, что Си выступила против тебя.

И ты по-прежнему не можешь от этого отстраниться, хотя настоящий Бог просто обязан сейчас выяснять со всей доскональностью — что такое этот четвёртый источник? Он не хотел думать ни о каких источниках. Он их уже ненавидел просто за это. Больше всего ему хотелось… нет, ему совершенно необходимо было оказаться рядом с его Си. Но вместо этого — Асгард Возрождённый, ясень Иггдрасиль и бьющий меж его корней ключ.

Он ударил кулаком о край каменного бассейна. Слишком часто теперь ему хочется причинить себе боль…. Потребовалось немало времени, прежде чем он всё-таки сумел собрать мысли в кулак. Конечно, напрашивался самый простой ответ — тянущиеся в неведомую глубь Упорядоченного тёмные пуповины высосали из Кипящего Котла и Источника Мимира достаточно силы, чтобы теперь, когда пришло время, начать отдавать.

Враги — кем бы они ни оказались — достаточно глупы. Они оживили Иггдрасиль, но что дальше? Запасы силы у них не бесконечны, рано или поздно иссякнут. Значит, действовать они должны прямо сейчас. Эльф, похоже, только что вырвался из рук целителей. Жестокие ожоги почти зажили, но именно что почти. Дивные волосы тёмного эльфа исчезли, нагой череп покрывал слой какой-то мази. Истинный Маг извинился бы. Новый Бог извиняться не должен. Ты не мой раб. Неужели я настолько плохо излагал свои мысли?

Впрочем, я позвал тебя не для этого. Тебе не нужно ничего говорить. Просто смотри мне в глаза. Он не показывает вида, но ему больно. Снадобья и заклинания сняли шок, остановили некроз, но боль осталась. Впрочем, сейчас это и нужно. Мне нужны следы их чар, следы работы тех, что захватили Ульвейна. Он, Хедин Познавший Тьму, должен уйти в работу. Я готов, — храбрился тёмный эльф, изо всех сил стараясь не морщиться.

Они пойдут в глубь его памяти, в глубь того, что, быть может, не смог осознать даже он сам. Он, Познавший Тьму, увидит оставшееся скрытым от Арриса, хотя и будет смотреть его глазами.

Вода в Урде вспенилась и забурлила, пузырьки повалили целой стаей. Волны плеснули о край каменной чаши, капли исчезали, оборачиваясь легчайшим паром. Аррис попытался закрыть лицо дрожащими руками. Глаза его, по-эльфьи крупные, миндалевидные, обессмыслились. Веки больше не смыкались, он перестал даже моргать. Названый брат Ракота осторожно коснулся ладоней Арриса. Пальцы тёмного эльфа вздрагивали. Он сейчас вновь был там, на дальнем конце тёмной пуповины, вновь видел причудливые магомеханизмы, вновь сражался с быкоглавцами, вновь терял друга.

Боль ожогов, боль настигших эльфа вражьих чар, словно змеиный яд, устремилась в руки Хедина, но Познавший Тьму не дрогнул. Ярость схватки, угрюмая решимость — мысли, эмоции, всё вместе. Дальше, Новый Бог, дальше и глубже! Лицо Арриса словно закаменело. Ожившая боль терзала его, вгрызалась во внутренности, опаляла огнём каждое нервное окончание, разрывала мышцы и сухожилия, дробила кости — подпавшее под удар неведомого врага тело не желало отдавать чужие секреты, и это тоже стоило запомнить.

Он, как мог, вливал в себя боль тёмного эльфа, однако лишь она могла сейчас открыть ему дорогу дальше, туда, к следам использованных чар. Тень открывающихся порталов… быкоглавцы… эльфы отвечают… стрелы — нет, глубже, ещё глубже!

Волны магии, хлынувшей в тёмную пуповину, когда эльфы пытались спастись. Те, кто создавал всю эту систему, просчитались. Недооценили подмастерьев Хедина, пропустили их слишком далеко. Потом кинулись следом, очень спешили; Познавший Тьму ощущал эту спешку в вибрациях обрушившейся на Арриса силы. Ему почти хотелось ошибиться, почти хотелось, чтобы каким-то чудом творцы этой пуповины вдруг оказались бы втянуты прямо сюда, в Обетованное, к самому Урду, чтобы он смог, презрев все и всяческие законы, сшибиться с ними грудь на грудь, как это делал Ракот.

Вибрации и колебания, слишком тонкие, слишком неразличимые, чтобы их смогли прочитать даже Истинные Маги в зените могущества. Но Хедину сейчас требовалось восстановить картину по смутному эху, оставшемуся в жестоко израненном эльфе — изначально магической расе с повышенной восприимчивостью к чарам.

Порталы — далёкие, брошенные в глубинные миры. Но вот там, в этих мирах, отряды стояли в полной готовности. И ринулись в раскрывшиеся межмировые двери мгновенно, безо всяких колебаний. Это значит, что в тех мирах можно отыскать непосредственных исполнителей. Они заговорят, они расскажут — не сомневался Познавший — много интересного.

Ну разумеется, если задать им правильные вопросы. Именно это он обещал своим подмастерьям. Быкоглавцы — привычный враг. Но теперь мы — в их собственном доме, и уже мы станем выбирать, когда нанести удар. Но всё равно он двигался дальше — дальше порталов и бросившихся сквозь них несчастных смертников.

Ага, вот это след контратаки друзей-эльфов. Взрыв портала, да, хорошо, очень хорошо. Мощная вторичная волна огибает и отражается, подхватывает спешно брошенные ей навстречу заклинания, сминает их и уносит прочь. Взрыв портала — не шутка; даже им с Ракотом пришлось бы солоно. Оставалось только надеяться, что взрыв хотя бы частично зацепил ту магическую машинерию, о которой упоминал Аррис.

Чары Хедина продолжали свою работу, неумолимо и безжалостно; бледное лицо Арриса покрывали крупные бисерины пота, руки подрагивали, высокий чистый лоб изрезали морщины; темный эльф мучился, словно на пытке, но Познавший Тьму не имел права останавливаться, иначе все муки и страдания подмастерья пропадут даром. Ближе, ближе — сквозь мглу вырисовывались смутные очертания тех, кто бросал заклинания.

Они не могли маскироваться, у них не хватало времени скрыть все до единого следы, обрубить все хвосты. Две фигуры, мужские или, во всяком случае, присвоившие себе эту идентичность. Лихорадочная спешка, жёсткость, заданность — воин не думает, он рубит. И — что это? Оба заклинателя не стали использовать накопленные запасы силы, похищенные из двух Источников.

Заключили уворованное в столь жёсткие оковы, что не воспользоваться даже самим? Если это так — ещё один аргумент в пользу того, что четвёртый Источник никакой не Источник, а просто горлышко развязанного меха. Или просто не сочли нужным использовать. Или подозревали, что он, Познавший Тьму, непременно попытается докопаться до сути, и специально путали следы. Ну, и сами заклятия. Открытие порталов, конечно, мастерское. Такого не получалось даже у него самого, Хедина, ни в пору Ночной Империи, ни когда начиналось его второе — и успешное — восстание.

Да, хаживали через Астрал, если вспомнить их бросок на Авалон Мерлина; но это был совсем иной портал: Один шаг — и ты уже на месте. Никакого марша, никаких переходов. Ладонь Хедина легла на грудь эльфу.

Холод, мгла — прочь! Тепло, свет, ещё, ещё! Нет, нет, она не права, она не может быть правой… А ты не можешь о ней думать. Я думаю, Ракот Восставший это проделает с преогромной радостью. Хедин помолчал, глядя прямо в глаза Аррису. Эльф осёкся, лицо, и без того бледное, сделалось вообще снежно-белым, не осталось ни кровинки. Ты поймёшь, Аррис, как только боль отпустит тебя. Появилась четвёрка эльфов, вернее, трое эльфов и эльфийка.

Последняя прищёлкнула пальцами, тело Арриса медленно поднялось в воздух, поплыло прочь от Урда. Покои дворца Молодых Богов, Радужного, или Облачного, как его именовали подмастерья, пусты и гулки. Здесь нет жизни, и сам Познавший не любит роскошных вычурных залов. У него другое жильё: Когда-то его выстроили для Хедина подмастерья; сперва люди, эльфы, гномы, орки, половинчики и прочие долго спорили, как поделить дело так, чтобы никого не обидеть; один шибко умный радужный змей предложил каждому племени построить по одному покою, и всем эта идея понравилась — кроме, увы, Познавшего Тьму.

Ибо, когда планы постройки стали переносить на пергамент, получилось нечто совершенно невообразимое. И если людские вкусы, в общем, выходило сопрячь с гномьими, то вот эльфы с орками не сходились вообще. Последние не без оснований считали, что в доме воина самое главное — арсенал, а спать можно и на лавке, накрывшись кожушком. Эльфы возмущались и доказывали, что жилище Аэтероса должно иметь главное — библиотеку самое меньшее тысяч на сто томов.

Половинчики поднимали на смех и тех, и других, утверждая, что у Бога и кухня должна быть божественная, ну а к ней требовалась и соответствующая столовая, каковым вместе и надлежало занять самое меньшее девять десятых площади. Немногочисленные гоблины поджимали губы и втихаря норовили подсунуться к орочьим планам, оттяпав хотя бы часть оружейной под алхимико-магическую мастерскую.

Разумеется, должным образом защищённую — стены в семь футов дикого камня казались более-менее соответствующими возможной угрозе. Даже морматы — и те постарались, явив от себя некое подобие гнезда на широкой трубе, каковая, наверное, должна была изображать боковой вулканический кратер. Пришлось Познавшему Тьму, отложив все дела, мирить не шутку развоевавшихся подмастерьев.

В итоге фундаменты клали гномы, они же возводили несущие стены и балки. Люди строили остальное, эльфы ладили деревянные части, окна, двери и подобное.

Оркам, чтобы не обижались, дали увешать всё, что можно и нельзя, выделанными шкурами и вываренными черепами невиданных страховидл, что они и проделали со всей тщательностью — да и ещё прибавив немалую толику усилий своих шаманов. В результате Хедину теперь частенько приходилось огибать выросшие где-нибудь в углу эльфийские вьюнки, на которых сердито щёлкал челюстями чей-то угрюмый череп, в глубине пустых глазниц которого вспыхивали зловещие желтоватые огоньки.

Но сейчас Познавший Тьму вступил именно в нелюбимый Облачный дворец. Пустота и гулкость как нельзя лучше отвечали его нынешнему настроению. Аррису к сегодняшнему дню стало несколько лучше. Целительница Меад знала своё дело. Тёмному эльфу оставаться в её покоях ещё достаточно долго, но жить он будет.

Следом за Хедином шли начальники полков и сотен, командиры отдельных отрядов. Почти все подмастерья собрались сейчас в Обетованном, за исключением лишь тех, что несли стражу подле Асгарда Возрождённого. Им обещан славный поход и славная битва во славу Упорядоченного и — куда ж без этого теперь! Движение руки — и Познавший явил подмастерьям огромную карту, вернее, объёмную модель какой-то части Упорядоченного. Быкоглавцы и их чародеи. Ключевых миров нет не то что в ближних, но и в самых что ни на есть дальних окрестностях.

Враг открывает туда порталы, набирает там войска. Пришла пора положить этому конец, как я вам и обещал.

Здесь, в Обетованном, останется лишь небольшая стража. Те, кому я поручу охранять Урд. Этого требует мой план. И вновь он ненавидел себя за эти слова, за полный ложной многозначительности вид всезнающего и всё спланировавшего бога.

Нет, они пойдут сами, на свою собственную войну. Подмастерья переглянулись, не скрывая разочарования. Да, в словах Сигрлинн определённо крылась некая доля истины…. Другое дело, что это дорога в никуда. Тем они и опасны, если разобраться.

Враг, конечно же, прознает, что все наши силы двинулись в далёкие от Обетованного области, и может решить, что настал его час — чтобы захватить Урд, например, и осквернить его так же, как осквернены Кипящий Котёл и Источник Мимира…. Именно это и должно случиться. Всевеликие Древние, как хотел он сейчас драки! Схватки, штурма, даже рукопашной! Подмастерья переглянулись — и загомонили все разом, причём обычно выдержанные и гордые эльфы могли бы дать изрядную фору всегда шумным гномам с орками.

С дурными быкоглавцами вполне справится… в общем, справятся другие. Хочешь, чтобы тебе достался самый трудный бой, да? Как же, как же! Так мы и уступили тебе эту честь!

Небось у врат Демогоргона вместе сражались! Лишними-то уж точно не будем! У тебя два промаха на двести, а у меня только один! Да простит нас великий Хедин. Но если План его отправит нас хоть бы и в Хаос, пойдём с радостью!..

Рыцарь в тяжёлой броне, что держал на согнутом локте шлем с высоким плюмажем, откашлялся. Да простит нас великий Хедин, — повторил он слова варлока. Ручаюсь, у той рыбки, что попытается нас заглотить, надолго пропадёт аппетит!

Если начнём делиться по племенам — беды не миновать. Соратники, а не подавальщики. К этому и только к этому. Я выберу их сам. Пока же вы все — слушайте! Наши прознатчики никогда не добирались до этих миров, они слишком обычны, ничем не примечательны. У нас нет карт, нету планов. Мы не знаем, где там города или леса, моря или огненные горы. Вы идёте в неведомое.

Забудьте об аэтеросах, гарратах, учителях и прочее. Оказать помощь там я не смогу. Драться придётся самим и самим решать, что к чему. Вам предстоит отыскать селения быкоглавцев или их соратников и… сделать так, чтобы у них навсегда отпала охота сражаться на стороне наших врагов. Быкоглавцы — давний противник, мы знаем их хорошо, но никогда не могли отыскать, откуда к ним идут подкрепления.

Противник слишком умело маскировал порталы. Потребовалось всё мужество — и жертвенность — Арриса с Ульвейном, чтобы мы узнали это. Очень дорогой ценой узнали. Гном Друнгар, напротив, мрачно глядел на собравшихся да хрустел сжатыми кулаками. И пусть будут уверены все — мы его вытащим. Кто держит его в узилище? Но это и не важно, поверь мне. У главного нашего врага — Дальних — хватает слуг, вольных или невольных. Чародеев, навроде памятных всем Безумных Богов. Но в своё время мы узнаем всех, и этих тоже.

Сейчас главное — пресечь их дело и спасти Ульвейна. Приведи мне дюжину, я выберу. Больше того, вам, кто пойдёт в те миры, будет куда тяжелее, чем нам, здесь остающимся.

Потому что здесь у меня вся мощь священного Урда. А у вас там — полная неизвестность. Там, где этого требует План. Даже когда он, великий Хедин, выказывает недовольство их поклонами и славословиями — они всё равно продолжают. Отряды подмастерьев покидали Обетованное. Старым добрым ходом, через Астрал — конечно, достаточно тех, кто способен это обнаружить, однако тут у Познавшего возражений не имелось.

На опустевших улочках остались только дети. Дети подмастерьев великого Хедина, родившиеся у тех, кто состоял на его службе. Маленькие гномы и эльфы, человеческие ребятишки, совсем крошечные юные половинчики, зеленокожие орчата с уже прорезающимися клыками… Все они молчали, все стояли, замерев, время от времени бросая странные взгляды на Познавшего, провожавшего воинство.

Потому что, если Упорядоченное могут спасти только и исключительно боги, не совершает ли он страшной, поистине губительной ошибки, оставаясь магом, всего лишь магом? Но неужели божественность — в этих несложных, по сути, вещах? Проклятье, как же давит, как пресекается дыхание. Человеческое тело твоё, Познавший Тьму, давно уже не просто одежда, что можно сменить в любой миг по собственному выбору.

Даже здесь выбор уже не столь велик, так что же говорить о божественности! Там его просто нет. Это приводит в бешенство, да, но главного не отменяет.

Он оказался не тем, кем нужно. Это-то как раз самое лёгкое во всех и всяческих Планах. Словно наперекор собственным мыслям, Хедин вскинул руку, приветствуя уходящих. В руке — пламенный меч, меч Пламени Неуничтожимого, и клинок сейчас словно окутывало облако тёмного огня.

Да, да, да, повторяй себе снова и снова — Боги суровы и непознаваемы, таинственны и недостижимы. Они где-то там, за небом, в таинственных эмпиреях. Они не стоят, словно обычный военный вождь, с мечом в руке, салютуя проходящим десяткам.

Они в лучшем случае навевают сны героям, даруют смутные и непонятные знамения, они скрывают свою силу и являют её лишь в катастрофах, в гневе разгулявшейся стихии. Потому что божественное, подозревал сейчас Познавший Тьму, — оно не в имени, а в отношении. В тебя веруют, веруют и не нуждаются ни в каком знании — бог ты или не бог. Чуть в стороне от Хедина сгрудились остающиеся подмастерья — всего десятка полтора.

Пара орков — секироносец в тяжёлой броне, утыканной для чего-то остриями, словно ёж иголками, и один варлок; двое эльфов, тёмный и светлый; двое половинчиков с длинными, выше их самих, луками; двое гномов с бомбардами.

Рыцарь Леотар и ещё один человек, арбалетчик. Мормат, радужный змей, гоблин и вампир. Последний чувствовал себя явно не в своей тарелке, переминался с ноги на ногу, то запахивал плащ, то опять распахивал. Подмастерья промаршировали и ушли. Врата Астрала раскрылись и вновь захлопнулись. Присмиревших, тихих детей увели испуганно озирающиеся на Хедина женщины — всех рас. Они боялись не Аэтероса, страшила неизвестность, ожидавшая их мужей…. Розданы кристаллы далековидения, всё готово. На сей раз Источник никто не окружал кольцами кристаллов.

Он должен сделать всё сам. Те, кто увидит, должны поверить, у них не должно остаться никаких сомнений. Клинок Пламени Неуничтожимого лёг на край каменной чаши. Над мечом немедленно заклубился парок. Неспешно и очень осторожно Познавший Тьму потянул к себе всю мощь Источника.

Его сущность, сущность Истинного Мага, сделавшегося Новым Богом, отозвалась болью, обжигающей, прокатывающейся от пальцев к плечам. И это было хорошо. Потому что сейчас он действовал совершенно не так, как надлежало бы Хедину. Он должен знать, что с Си ничего не случилось! Что она не наделала глупостей. Что она не угодила в новый плен, неважно к кому.

Непозволительно много для Бога, такого, как хотят видеть они все. Только полное исчезновение, развоплощение, превращение в Великого Непознаваемого способно дать желаемое. А он — нет, он никакой не бог. В лучшем случае — просто очень сильный маг. Может, даже, что и сильнейший. Здесь, в сердце Обетованного, у самого Урда, я вновь сделаю то, что, как мне казалось, проделывал множество раз в бытность Истинным Магом. Тогда мы не знали, что это лишь красивые слова, пафосное название.

Ось, видимая только ему — ну и тем, кто, как он надеялся, сейчас ловит каждый его чих, — проходящая через Урд и Кипящий Котёл. Другая — через Урд и Источник Мимира. Они пересекутся в некоей точке. И это будет очень интересная точка. Школяры недоумённо воззрились бы на него: Одна линия от Урда до Котла. Другая линия от опять же Урда до Источника Мимира. Ясно, что в Урде они и пересекутся — как может быть иначе? На гладком листе пергамента — да, но не в Упорядоченном.

И это не обычные линии, проведенные стилусом или пером. Хедин не чертил многолучевых звёзд, не расставлял усиливающих магию артефактов.

Нет, нагая мощь — и он сам, его сознание. Иллюзия, что сила подобна тяжеленным каменным глыбам, из коих Древние Боги не все, но некоторые возводили поражающие и по сей день воображение храмы.

Не всегда и не для всего годны подпорки, рычаги, катки и блоки. Урд трудился, как и все эти века. Вместе с Кипящим Котлом и Источником Мимира извергал и извергал бесконечные незримые потоки, становившиеся на границе владений Неназываемого новосотворённой пустотой, скармливаемой вечно голодному чудовищу. Урд остался неосквернённым — чистый, незамутнённый. Последняя надежда и последнее оружие Новых Богов.

Оружие, к которому они прибегают явно от отчаяния. Познавший Тьму делал мысли всё громче и отчётливее, давал им слиться с волной силы, вырвавшейся из источника. Незримая ось уже возникала, потоки мощи подчинялись, выстраиваясь от Урда до Кипящего Котла. Сила течёт свободно и невозбранно. Он по-прежнему Новый Бог Упорядоченного. Неназываемый по-прежнему в клетке. Они имелись всегда, Познавший Тьму не обманывался на этот счёт. Щедро делился всем, что имел, и бестелесная ось от него до Кипящего Котла становилась всё более зримой.

Иначе нельзя — ни у кого не должно возникнуть сомнений. Но — что это? Ось достигла Кипящего Котла, закрепилась, готовая к повороту, — и вдруг дальний конец её загулял, заколебался, сорвавшись с места, словно сбитый внезапным ударом. В строгую систему, систему трёх источников, ворвалось странное, причудливое искажение. Словно пробудившись от внезапного толчка, это возмущение путало вектора, взрывало вихрями плавный, упорядоченный поток и так искажало фундамент исполинского заклятия, что начал выстраивать Познавший Тьму, что теперь на нём было уже ничего не возвести.

Он ещё даже не приступил к сотворению второй оси — до Источника Мимира, — а едва получалось удержать ось первую. Над лезвием Пламени Неуничтожимого появились дымки, словно начинала тлеть невидимая ветошь.

Разогнавшийся поток силы, исторгнутый Урдом, надо было срочно куда-то перенаправить. Связи с Кипящим Котлом не получалось, свободный конец оси начинал метаться и биться. Поднявшаяся от запястий и локтей боль преодолела плечи, вскарабкалась по шее, вцепляясь острыми паучьими лапами в щёки и губы.

Урд вскипел, из каменной чаши выметнулся белопенный гейзер, растаяв под потолком беседки. Поток захлестнул меч из звёздного огня, две силы столкнулись, и плиты под ногами Познавшего Тьму дрогнули. Развернуть, пока не поздно, развернуть поток, не дать ему обратиться в дикий шторм вырвавшейся на волю мощи, что вполне способна размолоть в прах даже стены вокруг Кипящего Котла.

Смог бы великий Мерлин справиться с таким? Может, и сумел бы, особенно поддержи его весь Совет Поколения. Хедину сейчас оставалось лишь направить весь поток туда, откуда шли возмущения, нащупывая его вслепую, словно ныряльщик, что шарит руками по дну в мутной непроглядной воде.

Поздно уже что-то менять, заклятие такой мощи и впрямь увидят все, кому нужно и кому нет; но План тем и хорош, что допускает любую промежуточную стадию. Ось распалась, так и не успев оформиться до конца.

Истечение силы вновь стало упорядоченным, равномерным — хотя и по-прежнему стремительным. Да, никаких осей у него сегодня не получится. И, скорее всего, не получится уже никогда. Ну, давай, не спи, не спи, разворачивай поток, разворачивай!.. А теперь сжимай, сжимай, как пучок стрел бы сжимал. Да направляй же, направляй, целься, целься, будь ты проклят! Уж коль не получится пересечение осей, так, может, хоть это выйдет!.. Мрак и туман не выдерживали, рвались под неистовым напором — пока в один прекрасный миг перед Хедином не засверкали золотом крыши Асгарда Возрождённого.

Асгард Возрождённый и новый Иггдрасиль. Священный ясень поднялся высоко, сделавшись точно многовековое древо, распростёр ветви над залами и покоями, словно и не исчезал никогда. Тот самый, четвёртый источник, который Хедин не без оснований почитал просто развязанным горлышком меха с уворованной силой истинных Источников.

Сейчас, глядя очами силы на новый дом Старого Хрофта, Хедин невольно замер — здесь скрещивались, сходились, сливались и вновь разделялись потоки магии, разнородной, для Познавшего — по-разному окрашенной и по-разному звучащей.

Сюда настойчиво старалась упереться та недоделанная ось, что, по мысли Познавшего, должна была дотянуться аж до Кипящего Котла. Воля катящегося через Упорядоченное потока оказалась сильнее Познавшего Тьму. Сильнее его, давным-давно оттачивавшего подобные чары, доведшего их до совершенства, — поток смёл их, смял и опрокинул. Потому, что ничего подобного с ним никогда не случалось. И — потому, что это со зловещей точностью совпадало с тем, что случилось возле Кипящего Котла, когда он обнаружил впившуюся в него жуткую пиявку-паразита, ту самую тёмную пуповину.

Он больше не ощущал спокойного течения магии. Исчез привычный и единый накат силы, плавно втекающий в Большой Хьёрвард — теперь была именно масса мелких рек, речушек и ручейков. Неведомая воля раздробила единое на множество отдельных струй, заставила сталкиваться, бурлить, пениться, рвать ткань воплощённого, сущего, распространяя возмущения всё дальше и дальше. Четвёртый источник изливался силой. Частично — уворованной и запасённой, да. То ли про себя, то ли вслух, понять уже не мог и сам. Три Источника магии в Упорядоченном, от века, от самого его сотворения.

Так заповедано Творцом, так устроено Им. Три Источника, в равновесии. Сбалансировать такую систему трудно, но можно. А четвертый Источник — он опрокидывал все догмы и заповеди, все постулаты и аксиомы.

Если бы Хедин мог, он, наверное, вцепился бы себе в волосы и заорал от ужаса и отчаяния. Рушилось если не всё, то многое, что он знал, — или верил, что знает, — об устройстве Упорядоченного. Его словно пробило ледяной молнией. Он, Новый Бог, такого даже и помыслить не мог, не смел даже допустить подобного.

Познавший Тьму потому и считался Познавшим, что мог предсказать, провидеть, знать заранее. Он едва сумел не упустить управляющие нити заклятия, через силу всматриваясь в четвёртый Источник. Да, он — не просто развязавшаяся горловина меха, со жгучей досадой вновь признался себе Хедин, как бы ни хотелось убедить себя в обратном. Источник выплескивал из себя и нечто новое, совершенно новое, невесть откуда берущееся, неуворованное. Больше всего его привлекали истории о загадочных демонах и способах повелевать ими — и наконец в руки Матфею попали старинные запретные книги, как раз посвящённые этому.

Молодой клирик оставил монастырь и после долгого пути достиг мест, где, согласно анонимному автору, появлялись демоны, и адепт, не обделённый смелостью, мог надеяться познать их и даже подчинить себе. Он отразил атаки демонов, хотя схватка с третьим из них забросила его в неведомое подземелье, откуда не было выхода. Призрак, назвавшийся убитым им демоном, предсказал, что, дескать, несмотря на победу, Матфей тоже обречён, поскольку должен умереть в подземелье от голода и жажды; сам же демон, мол, таков, как есть, и вынужден убивать потому, что таковым сотворили его Новые Боги.

В схватке они оба были близки к смерти: Девушка-чародейка спасла Гелерру, мужчина — Матфея. Ни гарпия, ни клирик не видели в деталях своих спасителей. Она смогла разыскать асов и вывести их тени из царства смерти, однако это были лишь тени, безвольные и словно бы спящие. Вернувшись на равнины Иды вместе с тенями асов, Старый Хрофт сумел провести ритуал, возрождающий их в прежней истинной плоти.

У подножия ясеня забил новый источник магии, родившийся из тёмной пуповины, что вела от покинутого Мимиром Источника Мудрости к неведомой маго-механической системе в глубинах Упорядоченного. Кто устроил всё это, оставалось загадкой. Видя нарастающий катаклизм, Хедин решил отступить. Линия Клары Хюммель Мирная жизнь Клары Хюммель оказалась нарушена, когда к ней в гости пожаловал странный местный маг, назвавшийся Гентом Гойлзом.

Её беспокойство оказалось ненапрасным.

Драконец. Книга 2 Николай Агеев

22.02.2015 Валерия 4 комментариев

История довольно лёгкая, но с примесью былых трагедий героев, серьёзно отразившихся на их жизнях. Получилось приятное и интересное чтение. Неправильная Как-то тяжело далось мне прочтение этой книги.

Звезда по имени Солнце [litres]. Основы графического дизайна на базе компьютерных технологий. Тутанканара — тот, кого остановить невозможно. В силу тесной связи.

Aline Сходил за грибами СИ Обычная зарисовка на тему тройничка, ничего особенного. Zhalubik Летняя история СИ Ужасно написано. Tararam О, мой босс! Tararam Босс Мэн Роман понравился. Сенсей Неправильная Как-то тяжело далось мне прочтение этой книги. Алимов Игорь Александрович Жанр: Книга 2 руб.

Между Фонтанкой и Обводным каналом. С Невы до Невского. Авторский путеводитель руб. Одиссея комплект из 2 книг руб. Серия Фантастический боевик комплект из 16 книг руб.

Серия История России в романах комплект из 60 книг руб. Цикл Танцор комплект из 2 книг руб. Экономические сказки руб. Бастард императора руб. Страна незаходящего солнца руб. Дмитрий Агеев Большая книга гитариста. Серия Фантастический боевик комплект из 9 книг руб. Николай Якимчук Книга странника руб.

Песенник гитариста руб. Константин Агеев Китайский язык. Книга 1" Николая Егоровича Агеева. Николай Агеев , Ozon. Купить книгу на LitRes. Форматы книг для скачивания и чтения: Узнать как читать книги в формате: Подробнее о издании Объём:

1 2 3 4 5 6 7 8