Menu
07.02.2015 Ефросинья 2 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Шарль Бодлер. Стихотворения Шарль Бодлер в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Его же смех лучист, сердечен,. Поэт в тюрьме, больной, небритый, изможденный, Топча ногой листки поэмы нерожденной, Следит в отчаянье, как в бездну, вся дрожа, По страшной лестнице скользит его душа. Кругом дразнящие, хохочущие лица, В сознанье дикое, нелепое роится, Сверлит Сомненье мозг, и беспричинный Страх, Уродлив, многолик, его гнетет впотьмах.

И этот запертый в дыре тлетворной гений, Среди кружащихся, глумящихся видений,— Мечтатель, ужасом разбуженный от сна,. Да, колыбель моя была в библиотеке; Пыль, Вавилон томов, пергамент, тишина, Романы, словари, латыняне и греки… Я, как in folio, возвышен был тогда.

Два голоса со мной о жизни говорили. Отец еще дышал, кончины ожидая, А Гарпагон в мечтах уже сказал себе: Чтоб дань платить, тебе судьбою Даны два поля, человек; Ты сталью разума весь век Их должен резать, как сохою. Чтоб колос ржи иль кустик роз Взросли на этом скудном поле, Ты должен лить как можно боле На землю горьких, грязных слез. Искусство и Любовь — те нивы! Как нежны тонких рук и ног твоих изгибы!

Все жены белые завидовать могли бы Широкому бедру, а бархат глаз твоих Пленит сердца певцов, пробудит трепет в них, Ты Богом рождена в краю лазури знойной, Чтоб трубку зажигать, чтоб ряд сосудов стройный Благоухающей струею наполнять, Москитов жадный рой от ложа отгонять, Чтоб утренней порой при пении платанов Спешить к себе домой с корзиною бананов, Чтоб босоножкою бродить среди полей, Мурлыкая напев забытый прежних дней. Когда же, в мантии пурпурной пламенея,. Прислал ли ад тебя, иль звездные края?

Твой Демон, словно пес, с тобою неотступно: Всегда таинственна, безмолвна власть твоя, И все в тебе - восторг, и все в тебе преступно! С усмешкой гордою идешь по трупам ты, Алмазы ужаса струят свой блеск жестокий, Ты носишь с гордостью преступные мечты На животе своем, как звонкие брелоки. Вот мотылек, тобой мгновенно ослеплен, Летит к тебе - горит, тебя благословляя; Любовник трепетный, с возлюбленной сплетен, Как с гробом бледный труп, сливается, сгнивая. Будь ты дитя небес иль порожденье ада, Будь ты чудовище иль чистая мечта, В тебе безвестная, ужасная отрада!

Ты отверзаешь нам к безбрежности врата. Ты Бог иль Сатана? Ты Ангел иль Сирена? Не все ль равно: Пусть Гаварни всю жизнь поет свои хлорозы - Когда б за ним их хор послушный воспевал Меж вами, бледные и мертвенные розы, Мне не дано взрастить мой красный идеал. Как черной пропасти, моей душе глубокой Желанна навсегда, о леди Макбет, ты, И вы, возросшие давно, в стране далекой.

Эсхила страшного преступные мечты, И ты, Ночь Анджело, что не тревожишь стана, Сосцы роскошные отдав устам Титана! Иль розовый лютен, суккуб зеленоватый Излили в грудь твою и страсть и страх из урн?

Иль мощною рукой в таинственный Минтурн Насильно погрузил твой дух кошмар проклятый? Пускай же грудь твоя питает мыслей рой, Здоровья аромат вдыхая в упоенье; Пусть кровь твоя бежит ритмической стру"й,. Как метров эллинских стозвучное теченье, Где царствует то Феб, владыка песнопенья, То сам великий Пан, владыка нив святой. Шарль Бодлер Charles Baudelaire: Увы, Болезнь и Смерть все в пепел превратили; Огонь, согревший нам сердца на миг, угас; И нега знойная твоих огромных глаз И влага пышных губ вдруг стали горстью пыли.

Останки скудные увидела душа; Где вы, пьянящие, всесильные лобзанья, Восторгов краткие и яркие блистанья?.. О, смутен контур твой, как три карандаша. Но в одиночестве и он, как я, умрет — И Время, злой старик, день ото дня упорно Крылом чудовищным его следы сотрет… Убийца дней моих, палач мечтаний черный, Из вечной памяти досель ты не исторг Ее — души моей и гордость и восторг!

Когда в морском пути тоска грызет матросов, Они, досужий час желая скоротать, Беспечных ловят птиц, огромных альбатросов, Которые суда так любят провожать. И вот, когда царя любимого лазури На палубе кладут, он снежных два крыла, Умевших так легко парить навстречу бури, Застенчиво влачит, как два больших весла Быстрейший из гонцов, как грузно он ступает! Смотри, диск солнечный задернут мраком крепа; Окутайся во мглу и ты, моя Луна, Курясь в небытии, безмолвна и мрачна, И погрузи свой лик в бездонный сумрак склепа.

Всегда желанна ты во мгле моей тоски; Ты - розовый рассвет, ты - Ночи сумрак черный; Все тело в трепете, всю душу полнит гул, - Я вопию к тебе, мой бог, мой Вельзевул! Природа — строгий храм, где строй живых колонн Порой чуть внятный звук украдкою уронит; Лесами символов бредет, в их чащах тонет Смущенный человек, их взглядом умилен. Как эхо отзвуков в один аккорд неясный, Где все едино, свет и ночи темнота, Благоухания, и звуки, и цвета В ней сочетаются в гармонии согласной.

Отвести я не мог зачарованных глаз, Дикой далью влекли меня смуглые тропы; Безбородого стан и девический таз, Роскошь бедер тугих, телеса Антиопы! Свет погас; догорал в полумраке камин, Он светился чуть-чуть, никого не тревожа; И казалось, бежит у ней в жилах кармин, И при вздохах огня амброй лоснится кожа.

В густые волосы твои вонзить теперь Персты дрожащие надолго я желаю. Больную голову хочу я завернуть В шелк юбок, пахнущих тобою сумасшедше, И затхлость запаха моей любви ушедшей, Как вялые цветы, мне хочется вдохнуть. Ах, жизни сон дороже! Без угрызения запечатлеть во сне Чудесном, словно смерть, тогда удастся мне Лобзанья на твоей, как медь, блестящей коже.

Пусть будет пропастью глухой постель твоя! Ей слез не поглотить утихшего мученья! Ах, на твоих устах - могущество забвенья, В твоих лобзаниях - летейских вод струя! Я подчинюсь судьбе, как предопределенной! Наслажденьем ты отныне будь моим. Покорный мученик, я рвением своим Удестеряю казнь, невинно осужденный.

Чтоб злобу утопить, хочу напиток твой Я высосать до дна, о, добрая цикута, Близ дорогих сосков грудей, до той минуты Не бывших для сердец еще ничьих тюрьмой. Тебя увидевши, прохожий Вдруг соблазнен, в миг ярких встреч, Здоровьем рук твоих и плеч, С их ослепительною кожей.

Сияют радугой цвета Нарядов, на тебе надетых; В ответ рождается в поэтах Светло цветущая мечта. Убор безумных одеяний - Твоей эмблема пестроты, Безумная, внушаешь ты И ненависть и обожанье. Она встревоженным завороженным взором Искала чистоту, которой больше нет, Как путешественник, охваченный простором, Где сумрачную синь готов сменить рассвет. И слезы крупные в глазах, и полукружья Бровей, приверженных заманчивой мечте, И руки, тщетное, ненужное оружье, Все шло застенчивой и нежной красоте.

Дельфина между тем на стыд ее девичий Смотрела с торжеством, в нее вперив зрачки, Как жищник бережно любуется добычей, Которую его пометили клыки. На хрупкую красу бросала жадно взгляды Мятежная краса, колени преклонив, И в чаянье хмельном заслуженной награды Был каждый взгляд ее мучительно ревнив. Следила пристально за жертвою покорной, Вздох наслаждения пытаясь уловить, О благодарности мечтая непритворной, Которую глаза могли бы вдруг явить.

Уразумела ли ты, дева, что нельзя Собою жертвовать, злодею потакая, Который розы мнет, растлением грозя?