Menu

Клюге, Александр Джесси Рассел

12.08.2014 aragta 3 комментариев

Trained as an electrical engineer at Tennessee State University and Stanford University, and recognized globally as a thought-leader, technology expert and inventor in the field of wireless communication for over 20 years, Russell has played a major role in shaping the wireless communications industry direction through his visionary leadership and innovative perspectives for standards, technologies as well as innovative new wireless service concepts.

He holds numerous patents and continues to invent and innovate in the emerging area of next generation broadband wireless networks, technologies and services, which is frequently referred to as 4G. He pioneered the field of digital cellular communication in the 80s through the use of high power linear amplification and low bit rate voice encoding technologies and received a patent in US patent 5,, for his work in the area of digital cellular base station design.

His early childhood was spent in economically and socially challenged neighborhoods within the inner-city of Nashville. During his early years, he focused on athletics and not academics. Russell participated in this educational opportunity and began his academic and intellectual pursuits.

Russell continued his education at Tennessee State University Tennessee State University where he focused on electrical engineering. These are only some of the inventions that have forged new directions for the wireless communication industry.

Listed below are a few significant patents. He was one of the first designers to embrace the use of microprocessor in the design of equipment for use in the telecommunication network for monitoring and tracking calling patterns within the Bell System Network. The system was referred to as the traffic data collection systems, which using a microprocessor-based portable data terminals for interfacing to electro-mechanical switching systems.

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Данное издание представляет собой компиляцию сведений, находящихся в свободном доступе в среде Интернет в целом, и в информационном сетевом ресурсе "Википедия" в частности.

Собранная по частотным запросам указанной тематики, данная компиляция построена по принципу подбора близких информационных ссылок, не имеет самостоятельного сюжета, не содержит никаких аналитических материалов, выводов, оценок морального, этического, политического, религиозного и мировоззренческого характера в отношении главной тематики, представляя собой исключительно фактологический материал. Обо всём этом и не только в книге Клюге, Александр Джесси Рассел.

Клод Тилье Современному читателю досталось так мало Клода Тилье, что просто копытами стучишь от разочарования. Мало того, что судьба совсем не по человечески обошлась с этим автором Предложений от участников по этой книге пока нет.

Хотите обменяться, взять почитать или подарить? После перестройки масса девушек устремилась замуж за рубеж. Муж-иностранец, красивая жизнь, сто Очередной приятный приз-сюрприз от приготовительницы детективного компота прилетел. Время от времени я прочитываю какой-нибудь детектив российских женщин-писательниц. Для регистрации на BookMix.

Подробнее об акции [x].

Тишайший снегопад Александр Межиров

12.08.2014 Домна 2 комментариев

Разместить свою рекламу. Девочка с Земли Булычев К. Так что он достиг все-таки своей настоящей планеты.

Проект Мегаполис Александр Трапезников

12.08.2014 Милий 3 комментариев

Но… пройти мимо запертой двери и не заглянуть внутрь? Такого он допустить не мог. А телефон между тем не отвечал, слышались лишь длинные, язвительные гудки. Сергей в раздражении опустил трубку на рычаг. Через десять минут он повторил попытку, и вновь безрезультатно. Или никого не было дома, или… никто не хотел подходить.

Сергей вышел на балкон, сбросил халат и проделал несколько легких, вялых упражнений, разминая мышцы. Но вскоре он разошелся, принялся за зарядку всерьез, выгоняя из себя скопившиеся кетоны и альдегиды. Стал молотить в бетонную стену кулаками — то было его собственное изобретение, поскольку боксерской груши в доме не было. Удары сыпались с молниеносной быстротой, но благодаря правильной постановке кисти боль не чувствовалась — наоборот, ощущалось приятное напряжение в руках.

В молодые годы Сергей занимался многими видами спорта, а больше всего боксом. Нокаутировав напоследок бетонного спарринга, он перелез через балконные перила и, используя их как турник, начал подтягиваться, зависнув над улицей на высоте восьмого этажа. Внизу, возле газетного киоска, скопились старушки, показывая в его сторону пальцами.

Сергей повисел еще некоторое время под теплым августовским солнцем, занятый одной мыслью: Есть два места, куда закатывается местная братия: Сергей посещал оба заведения, в зависимости от толщины, своего кошелька. Там познакомился с рыжеволосой девицей.

Были еще какие-то рыла. Все остальное вспоминалось смутно. Он подтянулся и перелез обратно на балкон. Еще немного побарабанил по стенке. Затем снова пошел под душ, смывая алкогольный пот. А семь цифр, словно семь нот, продолжали звенеть в голове, складываясь в какую-то популярную мелодию.

Например, ждал двух звонков, потом еще одного и лишь затем снимал трубку. Что ж, стоило попробовать. Но как определить код заблокировавшегося абонента? Не заключен ли он, код, в самом телефонном номере? Сергей чувствовал, что решает какую-то увлекательную логическую задачу, подброшенную ему судьбой.

Захваченный ею, он уже более ни на чем не мог сосредоточиться. Что-то внутри его, в глубине души, подсказывало, что это не простой номер, что в нем заключена какая-то тайна, которая может роковым образом наказать искателя. Цифры, явившиеся ему во сне, подобно семени, упали на благодатную почву и начали прорастать. Вместе с ними должна была круто измениться и вся его жизнь. Охваченный охотничьим азартом, Сергей выскочил из ванной и прошлепал к телефону, оставляя на линолеуме мокрые следы.

Набрав номер и услышав длинный гудок, он положил трубку. Затем повторил, дождавшись двух гудков. И снова — трех. И — два раза по одному. И наконец, переждал пять длинных гудков. Лишь тогда, затаив дыхание, чувствуя себя глупым, резвым школьником, вновь прокрутил диск телефона, не слишком надеясь, что услышит человеческий голос.

Ему ответила женщина, и говорила она как-то глухо, безжизненно, словно повторяла заученный текст. Не обращая внимания на его: Телефонная связь оборвалась, словно подтверждая древнеримскую истину: Сергей усмехнулся, положив трубку. Он испытывал одновременно и облегчение, и какую-то внутреннюю тревогу.

Была решена одна задача, но вслед за ней тотчас возникла новая, еще более туманная. Что должно было произойти сегодня в четыре часа возле этого самого магазина?

Или это приглашение на встречу? Он уже не сомневался, что совершенно случайно вторгся в чей-то скрытый, тщательно оберегаемый от посторонних мир, заглянул в щелочку, где пока ничего, кроме расползающихся теней, не видно.

Стоит ли и дальше ворошить этот муравейник? Он еще не решил для себя, как поступит, но сейчас просто необходимо было выпить хорошего пива.

Поспешно одевшись и сунув в карман джинсов маникюрные ножницы, Сергей вышел из квартиры, хлопнув дверью. Тотчас же приоткрылась соседняя дверь, и на пороге возникла черноглазая молодая женщина. Выскочив из подъезда, Сергей стал пересекать внутренний дворик, совсем позабыв о серьезной опасности. Уже третий день какой-то псих, впав в белую горячку, швырял из окна пустые бутылки. Причем пример его был настолько заразителен, что и из других окон порой начинала сыпаться подобная посуда.

Это занятие приобрело вид национального спорта в доме номер восемь по улице Гнедича. Вот и сейчас одна из бутылок, просвистев над головой Сергея, шлепнулась в пяти метрах, зарывшись горлышком в землю. Из окошечек выглядывали продавцы, похожие на улиток, а на прилавках теснились всевозможные пивные бутылки, привязанные веревочками. Тут были любые сорта, начиная с очаковского и кончая мюнхенским. Он обошел несколько киосков, заговаривая с продавщицами, развлекая их пустой болтовней и попутно перерезая у какой-нибудь бутылки бечевку ножницами.

Когда в сумке набралось пять бутылок, он успокоился. Пошел в парк, сел на лавочку и открыл первую, которая пролетела соколом. Сощурившись, он глядел на солнечные блики и блаженствовал, а рядом на лавочке сидел потрепанный старик в темном пальто, изогнувшийся в виде вопросительного знака. И во всей его фигуре чудился преследовавший Сергея последние полгода вопрос: Вопрос этот был глуп, нелеп и предательски коварен, словно ханжески отрицал всю его предыдущую жизнь, не такую уж и пустую.

Но сам Сергей с каким-то мазохистским удовольствием временами продолжал спрашивать себя, так как же начать жить заново?

Уехать воевать в Сербию, за братушек славян? Или жениться на директорше продовольственного магазина, толстой и богатой тете Клаве? Или вернуться в свой родной секретный НИИ промприбор на мизерную зарплату, откуда его выперли за хроническое безделье?

Или поделиться разработками этого предприятия с какой-нибудь румынской сигуранцей? Как хорошо быть шпионом: Утренняя телефонная загадка, столь взволновавшая Сергея, теперь как-то отступила на второй план, хотя он уже решил, что непременно съездит к четырем часам на Чистые пруды. Делать-то все равно нечего. Но летний бомж оставил немного на донышке, оторвался и искоса взглянул на Сергея. Ему не хотелось разговаривать, осквернять чистоту воздуха болтовней. Когда-то давно, в юности, он мечтал уйти в монастырь, скрыться от мирских соблазнов, но сейчас, наверное, это было уже невозможно.

Слишком далеко он отступил от прямой дороги и ушел в раскисшее поле, где брели неведомо куда такие же полууснувшие странники. Старик смотрел вслед Сергею слезящимися глазами, а тот разрезал толпу торговцев, как умелый слаломист. Ноги вынесли его к гастроному, где возле прилавка с тортами примостилась будка обмена валюты, у которой слонялся востроглазый приятель Сергея Мишка — высокий и тощий субъект с копной курчавых волос.

Он уже заступил на работу и поджидал клиентов. Около дверей торчал напарник валютного махинатора в малиновом пиджаке. Третий должен был быть где-то неподалеку. Ребята работали слаженно, четко — любо-дорого смотреть.

Сергей толкнул курчавого в бок. Мишка повернулся к Сергею спиной и почти прильнул к светловолосой девушке, вставшей в конец очереди перед окошечком обменного пункта. Сергей догадывался, что он сейчас ей втолковывает: Но ему было приятно наблюдать, как приятель облапошивает свою очередную жертву. Девушка была совсем юная, возможно, только в этом году закончила школу. Свежий, персиковый цвет лица, пушистые волосы и какие-то испуганные, влажные, серые глаза. Она сжимала в кулачке сто долларов и слушала Мишку, который уже держал ее на крючке.

Ему отчего-то стало жаль девушку. Она протянула Мишке свою бумажку. Тот повертел ее в руках, смотря на просвет и сворачивая вчетверо. Тот протянул доллары девушке, а сам поспешил к выходу. Зрителям можно было расходиться, тем более что главные герои уже ускакали. Но Сергей, сам не зная почему, продолжал наблюдать за девушкой, видел, как подошла ее очередь, как она протянула в окошечко зеленую бумажку, как вспыхнуло ее лицо — от обиды-огорчения и стыда. И ему снова стало жаль ее, словно кто-то надругался над близким человеком.

Девушка отошла к окну, съежилась, плечи ее подрагивали. Сергей приблизился и грубовато произнес:. Она вздрогнула, испуганно посмотрела на него, а в глазах пряталась боль. Лицо ее как-то распухло и походило теперь на детскую мордашку. Она торопливо пошла к выходу из гастронома, а Сергей шел следом и только на улице заступил ей дорогу. Я тебе зла не желаю, я помочь хочу.

Если ты подождешь меня вот тут, на скамейке, я сбегаю и принесу тебе твои паршивые сто долларов. А пока съешь мороженое. Девушка смотрела на него в нерешительности. Он почти силой усадил ее на лавочку, купил на последние деньги эскимо и сунул ей в руку. Мишку Сергей разыскал за два квартала отсюда, во дворике жилого дома, где тоже находился обменный пункт.

Тот уплетал чебуреки, запивая их пепси-колой. Вопросительно посмотрел на Сергея и пододвинулся. Напарников его рядом не было. Девушка, которую ты кинул, оказалась моей близкой родственницей, так что гони доллары обратно. Мишка вскочил, а лицо его стало кривиться от злости, и вместе со словами полетели капельки слюны:. Да она эти сто долларов на панели заработала!

Проститутка она — вот кто! Я таких насквозь вижу! Но тотчас же стремительно развернулся и нанес удар в живот, вложив в левую руку все восемьдесят килограммов своего веса. Приятель рухнул на колени и, мыча, повалился на бок. Через пять минут он уже был возле гастронома, но вместо девушки на скамейке сидела укутанная в темный платок старушка.

Он свернул за магазин, потом понесся к метро и еще минут двадцать искал девушку по всем близлежащим скверам. Но обманутой прелестницы нигде не было, словно она бесследно растворилась в людском муравейнике. В одно мгновение ему показалось, что ее светлые волосы и ярко-красная блузка мелькнули где-то там впереди, в толпе, и он ринулся к ней, расталкивая прохожих, но когда догнал, то увидел, что ошибся.

Этот холостой выстрел так расстроил Сергея, что он почувствовал зверский голод, ему показалось — он сейчас умрет, если не съест что-нибудь или не откусит на худой конец у кого-нибудь ухо. Тянет в лучшем случае на вольного художника, потрепанного жизнью. Ну что с него взять? Что можно соскрести с тридцатидвухлетнего безработного, промышляющего то там, то здесь, да еще и разведенного, выгнанного из дому и проживающего в квартире приятеля в качестве сторожа?

Кроме штанов да нательного крестика — ничего. Сергей не любил загадок. Особенно если они касались его самого. Почти аллергическое раздражение вызывали у него всякие НЛО, йети и домашние барабашки. Не любил также и ловких фокусников, прикидывающихся колдунами-целителями, магами и новоявленными пророками. При встрече с Сергеем такой маг-пророк запросто мог бы получить и по шее, утратив свою экстрасенсорную силу.

Но пока они ему попадались лишь на экране телевизора. Их хитрое ремесло Сергей представлял себе так: Впрочем, он и сам мог в компании вытащить при игре в очко двух тузов из колоды. А потом и повторить. Покончив с завтраком, Сергей потянулся к телефону. Загадочный номер не давал ему покоя, свербит в мозгу, точно семь мохнатых паучков начинали плести там свою паутину. Семь маленьких человечков, каждый со своей цифрой — 1, 2, 3, и снова 3, и опять 1, и еще раз 1, и 5, — затеяли с ним игру в прятки.

Чувствовалось что-то мистическое в их неотвязном-стремлении завладеть его вниманием. Можно было бы поступить проще: Но… пройти мимо запертой двери и не заглянуть внутрь? Такого он допустить не мог. А телефон между тем не отвечал, слышались лишь длинные, язвительные гудки.

Сергей в раздражении опустил трубку на рычаг. Через десять минут он повторил попытку, и вновь безрезультатно. Или никого не было дома, или… никто не хотел подходить. Сергей вышел на балкон, сбросил халат и проделал несколько легких, вялых упражнений, разминая мышцы. Но вскоре он разошелся, принялся за зарядку всерьез, выгоняя из себя скопившиеся кетоны и альдегиды.

Стал молотить в бетонную стену кулаками — то было его собственное изобретение, поскольку боксерской груши в доме не было. Удары сыпались с молниеносной быстротой, но благодаря правильной постановке кисти боль не чувствовалась — наоборот, ощущалось приятное напряжение в руках. В молодые годы Сергей занимался многими видами спорта, а больше всего боксом.

Нокаутировав напоследок бетонного спарринга, он перелез через балконные перила и, используя их как турник, начал подтягиваться, зависнув над улицей на высоте восьмого этажа. Внизу, возле газетного киоска, скопились старушки, показывая в его сторону пальцами.

Сергей повисел еще некоторое время под теплым августовским солнцем, занятый одной мыслью: Есть два места, куда закатывается местная братия: Сергей посещал оба заведения, в зависимости от толщины, своего кошелька. Там познакомился с рыжеволосой девицей. Были еще какие-то рыла. Все остальное вспоминалось смутно. Он подтянулся и перелез обратно на балкон.

Птица Александра Кириллова

12.08.2014 myabovor 4 комментариев

Вот уж тесными стали объятья Прежде милой житейской тюрьмы, И красотки в фарфоровых платьях Смотрят боязно из темноты. Потускнела и точно опала Акварельная в рамах сирень, И старинная лампа устала Грациозно отбрасывать тень. Им не знать ли, как время сурово К нашим чувствам и нашим словам, И дворцы из стекла и фарфора Без тепла превращаются в хлам.

Когда измотано до дыр Осенними ветрами сердце, И ни один живой кумир Уже не может в нем пригреться. И льет уж, кажется, за край, Смывает бытия законы Напрасный дождь, вороньих стай С ветвей срываются бутоны.

В минуты этой пустоты За нашим обнищавшим садом, Я знаю, тоже смотришь ты В свое окно с таким же взглядом. Не ждешь, не молишься ветрам, Что дуют в жестяные трубы. Сложил в красивый тонкий шрам Свои изломанные губы. Лишь где-то там в стекле зрачка Не гибнет мысленная сила.

Она, как музыка сверчка, Тонка, но так невыносима. И в какофонии дождей, Сквозь камень стен, косую крышу, В холодной комнате своей Я этот голос твой услышу. Печален и велик покой, Подобный замкнутому кругу. И в этой осени с тобой Мы как никто близки друг другу. Окрасился к вечеру город багровым, А небо озвучили крики стрижей, И я в своем платье простом и неновом Иду неспеша в полумраке аллей.

За парком, где липы вчера зацветали, В глубинах манящего светом окна Ты ждешь терпеливо, и в тонком бокале Томится кровавое сердце вина. Уже фонари зажигаются строем, Листва их прищуренным делает взгляд, О, как же он манит теплом и покоем, И мне ни к чему возвращаться назад. Лукавые камни шуршат под ногами, Они что-то знают об этом пути, Сквозь вечер, стрижей и листву с фонарями, С которого мне не свернуть, не сойти.

И вот уж густых исполинов покорно Меня отпускает живая стена, В неспешных шагах и во мне все бесспорно, И все подчиняется свету окна.

Александра Кириллова - Птица Здесь можно скачать бесплатно "Александра Кириллова - Птица" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf.

Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами. Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.

Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры. Данный поэтический сборник Александры Кирилловой представляет как уже публиковавшиеся, так и новые стихотворения. Объединяет их одна главная тема. Как натянутая струна, она звучит пронзительно и нежно в каждой строке. Это — музыка любви. Удивительная мелодия рождается и ширится по-настоящему широким напевом… и, однако, она очень лирична и душевна, идет от сердца, от тех его глубин и тайников, которые доступны только настоящему поэту.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Птица" Книги похожие на "Птица" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Алекс Комаров Поэзии - Небесные послания. Татьяна Ларина - Пока звучит музыка. Нарисованные маски всегда более искренние, нежели те, что носят тайно…. Ольга Сивак - Двенадцать счастливых мгновений. Андрей Козырев - Запретный город. Яна Желанная - Белобокая птица. Александра Ильина - Ноты Души. Когда страсти рвутся наружу….

Геннадий Дорогов - Серебряная полночь. Сборник - Мелодия стиха сборник. Какие бы достойные дела Не избраны для гербовой печати, Для каждого соседского двора Они противны глазу и некстати. Сметая грязь шелками с мостовой Дорогой узкомыслия и страха, Безжалостный родительский конвой Ведет, ведет сынов своих на плаху. И новый уж готовится Тибальт Блеснуть оскалом острого кинжала. Но не гранит, теперь уже асфальт Багровое накроет одеяло.

И будут из комодов доставать Суровые и скорбные портреты. И будет вновь Джульетта умирать, Хотя, кому есть дело до Джульетты. Мы с тобою не дети, но все же Так нелепо порою смешны. Долгий путь через годы проложен В неизменном плену тишины. Ловим взгляды друг друга, краснеем, Воскрешаем скупой разговор. Но о главном, о главном не смеем Мы друг другу сказать до сих пор.

Как же юности нежные всходы Мы смогли от потерь уберечь? Ведь любил ты кого-то, но все же Так отчаянно ждешь новых встреч. Где-то вновь остроликое пламя Омывает крутые хребты, Что исхожены, друг мой, не нами, Так не нам собирать с них цветы. Нет ни боли, ни искры досады, Мы как прежде под оком свечи Перепутаем жадные взгляды.

Вот уж тесными стали объятья Прежде милой житейской тюрьмы, И красотки в фарфоровых платьях Смотрят боязно из темноты. Потускнела и точно опала Акварельная в рамах сирень, И старинная лампа устала Грациозно отбрасывать тень. Им не знать ли, как время сурово К нашим чувствам и нашим словам, И дворцы из стекла и фарфора Без тепла превращаются в хлам.

Когда измотано до дыр Осенними ветрами сердце, И ни один живой кумир Уже не может в нем пригреться. И льет уж, кажется, за край, Смывает бытия законы Напрасный дождь, вороньих стай С ветвей срываются бутоны. В минуты этой пустоты За нашим обнищавшим садом, Я знаю, тоже смотришь ты В свое окно с таким же взглядом.

Не ждешь, не молишься ветрам, Что дуют в жестяные трубы. Сложил в красивый тонкий шрам Свои изломанные губы. Лишь где-то там в стекле зрачка Не гибнет мысленная сила. Она, как музыка сверчка, Тонка, но так невыносима. И в какофонии дождей, Сквозь камень стен, косую крышу, В холодной комнате своей Я этот голос твой услышу. Печален и велик покой, Подобный замкнутому кругу. И в этой осени с тобой Мы как никто близки друг другу. Окрасился к вечеру город багровым, А небо озвучили крики стрижей, И я в своем платье простом и неновом Иду неспеша в полумраке аллей.

За парком, где липы вчера зацветали, В глубинах манящего светом окна Ты ждешь терпеливо, и в тонком бокале Томится кровавое сердце вина. Уже фонари зажигаются строем, Листва их прищуренным делает взгляд, О, как же он манит теплом и покоем, И мне ни к чему возвращаться назад. Лукавые камни шуршат под ногами, Они что-то знают об этом пути, Сквозь вечер, стрижей и листву с фонарями, С которого мне не свернуть, не сойти. И вот уж густых исполинов покорно Меня отпускает живая стена, В неспешных шагах и во мне все бесспорно, И все подчиняется свету окна.

Простите, Анна, как некстати Скамейки мокрые в саду. Мне лишь мгновения не хватит Дождаться вас, и я уйду. И потому-то не случайно Так часто навещаю вас. Он вашим голосом гонимым Таким и быть приговорен: С нежнейшей липовой листвою И бликом солнечным в окне, В котором тонкою рукою Начертан крестик на стекле. И ничему не быть иначе, Я этой веры не стыжусь. Быть может, выпадет удача, И я вас все-таки дождусь.

Как было пусто и досадно. Качал гирлянды фонарей Холодный ветер беспощадный На темной улице моей. И в этом голосе знакомом Зиме я слышала хвалу. Вдоль улицы метались тени Как стаи брошенных собак. И будто в приступе мигрени Стонал, поскрипывал чердак.

Но вдруг все стихло, словно жестом Одним прервали крик толпы. Земля остановила бег, С покорностью она встречала Великолепный белый снег. Как можно мысль остановить И не разматывать клубками Живую память?

Эту нить Своими разорвать руками. Из всех углов до потолка Она растет, как паутина, И в важной роли паука Ползет обычная рутина. Какими силами рубить И рвать ее, как ни кружила? Я слышала, как шепчется песок, Я видела морщинистое море. Быть может, здесь измученный висок Достигнет столь желанного покоя.

И слезы, точно горькая полынь, И хороводы праздных объяснений Забудутся. Но только ты остынь, Прошу тебя, остынь без сожалений. Войди в холодный обволок волны, Застынет пульс как стрелки на двенадцать, И наши неразгаданные сны В тяжелых этих водах растворятся.

И что-то будет после, но теперь Послушай, как в ночи рыдает море, Крупицы наших суетных потерь Оно вняло как собственное горе. К чему все то, что сказано теперь? Листва с деревьев словно полетела.

Так глупо и зачем-то очень смело Слова слетают с уст. Ты им не верь. Не верь всему тому, что в забытье, Ломая руки и кидая взгляды, Я говорю на странном языке С акцентами обиды и досады. Натянута звенящая струна, В ней наше откровение и сила. Но каждая Троянская война Убьет непобедимого Ахилла. Жестокие, закатанные в сталь Летят слова нацеленной стрелою. Мой милый, ты поверь, мне очень жаль, Что я не родилась на свет немою.

Пока все нити из холодных рук Не унесло забвения ветрами, Хочу сплести их в бесконечный круг, В тугой венец с победными шипами. И пусть вонзятся с муками в виски, Исполнив суть сурового закона. Венец моей безудержной тоски, Он мне к лицу, ведь он — моя корона. Как по клетке, я по комнате своей Под навешанными памятью замками То ли волком, то ли кем-то из зверей Измеряю путь короткими шагами. От заваленного письмами стола, Где под лампой тихо греется тревога, До бездонного холодного угла Пролегла моей бессонницы дорога.

От упреков и нахмуренных бровей, От желаний понанизанных на спицу До никем не потревоженных дверей Вот уже который год в мою темницу. Я зову кого-то снова в темноте, Но мне эхом эти стены возвращают Имена моих друзей, и на листе Недоношенные мысли умирают. От чего-то я бежала наугад, От кого-то я сама себя скрывала. Почему же этот дом тому не рад, Что навеки холоднее стал кристалла? Потому ли, что случайный был каприз, Но бессонница гуляет по паркету, И никто теперь о бабушкин сервиз Не затушит хулигански сигарету.

Не сольются наши тени на стене, И окно не распахнется в майский вечер. Только в сердце в непогашенном огне Будут тлеть надежды робкие на встречу. Зачем среди сентябрьского мрака В темнеющей и гаснущей траве Расцвел цветок алеющего мака, Так дерзко воспротивившись судьбе?

Ошибка или, может быть, примета, Которую не в силах я понять, Но бунтаря из солнечного лета Себе я не позволила сорвать. Прости меня, я остываю. Я словно тонкая игла. И где-то там скользит по краю Последней капелькой вина. За недосказанные фразы, За недопетую тоску. Уходит все, но так, не сразу, А словно волны по песку. И это — вечное движенье, Судьбы разгаданный секрет. Волны живое повторенье Оставит новый тонкий след. Скажи, как быть, когда я Быть не в силах, И уж одной покорностью не жить.

Не для того ли созданы мерила, Чтобы над бездной нас остановить. Не потому ли так непобедимо Стучат часы на каменной стене, Вся наша жизнь у них внутри хранима, Подвластна только стрелкам и судьбе. Но за штрихи, за тонкие границы Из темноты нахмуренных небес Перелетела непокорной птицей Моя любовь, мой белокрылый бес.

Ее полет — прекрасное паденье За неизбежный горестный рубеж, Туда, где звезды — только отраженья Таких наивных искренних надежд. Закрыть лицо ладонями как маской, Остановить движение ресниц, И не смотреть, как небо черной краской Окрасит наших белокрылых птиц. Потонет мысль в безвременных разлуках, Что потекут по жизни как река, Но в этих страшных нестерпимых муках Прожить готова я еще века. Не поленилась написать отзыв.

Современные авторы меня порядком утомили своими банальными стишками на бытовые темы "покурим на скамеечке" А тут очень глубокие стихи. Я настоятельно рекомендую читать подобные книги всем. Это лекарство для засоренного и уставшего современного ума. Возрождение поэзии, русского красивого слова. Александра Кириллова " Птица ", как я понимаю первая книга автора. Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс.

Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии! Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать? Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события.

Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Птица Грифон Данный поэтический сборник Александры Кирилловой представляет как уже публиковавшиеся, так и новые стихотворения. Птица Кириллова Александра Данный поэтический сборник Александры Кирилловой представляет как уже публиковавшиеся, так и новые стихотворения.

Аннотация к книге "Птица" Данный поэтический сборник Александры Кирилловой представляет как уже публиковавшиеся, так и новые стихотворения. Иллюстрации к книге Александра Кириллова - Птица.

Рецензии и отзывы на книгу Птица.

Кровь за кровь Александр Тамоников

12.08.2014 Вацлав 1 комментариев

Боевики , Отечественный боевик. Этот боевик никак нельзя назвать бессмысленным описанием боевых действий и борьбы. Здесь автор затрагивает такую важную тему, как мужская дружба, ответственность. Восхищает то, что мужчины, коллеги и друзья, готовы стоять до последнего, защищая друг друга. Они готовы мстить за своих, когда тех уже нет в живых. И такая преданность в мужской дружбе заслуживает того, чтобы о ней писать. Жизнь спецназовцев не проста, и даже им хоть иногда нужно отдыхать.

Волков и Чернов состояли в одной элитной группе. И именно они первыми получили возможность отправиться в недолгий отпуск на море вместе со своими семьями. Но уже на следующий день военный городок потрясла страшная новость. Капитан Волков был жестоко убит на пути к месту отдыха. Убийцы не пощадили и его жену с маленькой дочерью. Все спецназовцы тяжело переживают эту потерю, но на смену боли и смятению приходит злость. Когда же ему требовался выходной, он присылал в поселок своего брата.

Но это случалось нечасто. Один фонарь не горит, надо бы вызвать электрика, лампу сменить. А то участок у бани просматривается плохо. Мы не в армии. Минут с десять мужчины обсуждали текущие вопросы охраны дома и хозяйственные проблемы. Затем Голубев попрощался и зашел в дом.

Каршин вернулся к скамейке. Присел, прикурил новую сигарету, задумавшись. И не заметил, что за ним внимательно следит со стороны тылового забора через щель калитки пара черных безжалостных глаз…. В то же время, когда супруги Голубевы пили шампанское у камина, в Это был старик 73 лет, чуть ли не половину своей жизни проведший за решеткой и одиноко проживавший на данный момент в собственном старом доме на окраине города. Степаныч одно время сидел вместе с Демьяновым и Кожановым, хорошо знал их, как и Адаева, также бывшего своего солагерника.

Старый дом Коробко в Блачинске по улице Сахарова являлся базой банды Демьяна — там бандиты собирались вместе перед тем, как, обсудив детали, выйти на преступление. До появления Ачила их деятельность ограничивалась только грабежами, кражами, иногда разбоем — без убийств.

С появлением Адаева все изменилось, и сегодня банде предстояло выполнить кровавый заказ. Это особо не смущало бандитов; тем более гонорар за предстоящее дело был назначен столь высокий, что ради него отморозки согласились бы на любое преступление. Придется обождать, пока стемнеет. А темнеет сейчас быстро, не май месяц. Александр Тамоников - Кровь за кровь Здесь можно купить "Александр Тамоников - Кровь за кровь" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Боевик, издательство Эсмо, год Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами. Купить полную легальную версию. Книга распространяется на условиях партнёрской программы. Все авторские права соблюдены. Напишите нам , если Вы не согласны. Спецназовцы не ищут войны — она находит их сама… Бойцам элитной группы разрешили уйти в кратковременный отпуск. Первыми к морю и солнцу отправились семьи капитана Волкова и прапорщика Чернова. Но уже буквально через сутки в военный городок приходит страшная новость: Волкова вместе с женой и четырехлетней дочкой прямо на трассе зверски убили неизвестные.

Горе соратников сменяется лютым гневом. Преступление не может остаться безнаказанным — ведь спецназ своих не бросает! И офицеры начинают операцию возмездия.

Для них это дело чести…. Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Кровь за кровь" Книги похожие на "Кровь за кровь" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Александр Тамоников - Акт слепого возмездия. Александр Тамоников - Ярость возмездия.

Александр Тамоников - Синдром войны. Александр Тамоников - Разведотряд. Александр Тамоников - Консервация ненависти. Александр Тамоников - Солдатами не рождаются. Александр Тамоников - Непревзойденные. Александр Тамоников - Дистанция смерти. Александр Тамоников - Кремлевский спецназ. Александр Тамоников - Честь в огне не горит. Александр Тамоников - Возмездие. Виталий Гладкий - Кровь за кровь. Александр Тамоников - Найти и уничтожить. Александр Тамоников - Мастер ближнего боя.

Александр Тамоников - Люди в черном.

Совершенствование процессов управления образовательным учреждением Александр Сладков

12.08.2014 astytheek 2 комментариев

Этот еженедельник - дополнение к бестселлеру "Номер 1" Игоря Манна и практикум по ней. С ним вы сможете пройти все шаги, необходимые для того, чтобы стать Номером 1: Брэдли Биркенфельд - тот самый человек, который первым раскрыл всю подноготную "черного" швейцарского банковского бизнеса.

Книга "Игра Люцифера" рассказывает историю этого великого разоблачения. Показания Брэдли Биркенфельда привели к Данная книга содержит в себе: В учебном пособии представлены основные сферы конкурентного анализа, методы оценки конкуренции и ее обоснование, переосмысление "старых" инструментов и подходов в сочетании с инновационными идеями и методиками достижения высоких результатов.

Любая организация, которая желает добиться успеха в бизнесе или политике должна ставить PR связи с общественностью на одно из самых приоритетных мест в своей практической деятельности В современном бизнес-сообществе PR однозначно Настоящее издание содержит текст Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" и учитывает все имеющиеся изменения и дополнения.

Учебник написан преподавателями кафедры государственного и административного права юридического факультета СПбГУ на основе первой части Налогового кодекса РФ и других правовых актов.

Освещаются теоретические взгляды по основным проблемам общей На основе междисциплинарного подхода рассматриваются актуальные проблемы развития современной экономической теории в русле новых парадигмальных решений. Является продолжением выпущенной в г. Если вы уже прочитали бестселлер "Как управлять рабами" Джерри Тонера, значит, вы преуспели в жизни: Даже если вы рождены варваром, вам выпал шанс подняться на следующую ступень В книге освещены вопросы всесторонней деятельности ресторана - как особого типа предприятия.

Раскрываются многообразные стороны его работы: Рассмотрены задачи и технологии управления перевозками в транспортно-терминальных сетях операторов мультимодальных перевозок, приведены математическое описание процессов функционирования, представление их характеристик, расчет и оптимизация Монография посвящена вопросами теории и практики совершенствования учетно-аналитической системы управления коммерческими корпорациями в целях эффективного развития бизнеса и осуществления экономической безопасности их хозяйственной деятельности.

Это обновленное издание самой известной книги по личной эффективности, переведенной на несколько десятков языков. С ее помощью клубки ваших проблем распутаются гораздо быстрее: Вторая книга Остина Клеона - яркий и концептуальный сборник о том, как стать известным.

Перед вами компактное руководство, которое поможет научиться оптимально расходовать силы и сформировать собственную методику повышения эффективности и продуктивности обучения. Эта книга для вас, если вы: Прочитав первое издание "Разумного инвестора" в году, молодой американский предприниматель Уоррен Баффетт счел этот труд Бенджамина Грэма лучшим из всего, что когда-либо было написано об инвестициях.

Спустя годы, став одним из крупнейших В учебнике в соответствии с системой действующего законодательства и на основе современных процессуально-правовых концепций освещены все основные институты Эта книга поможет вам разработать стратегический план развития вашей компании; оценить положение компании, в которой вы получили руководящую должность; получить полное представление о партнере, с которым вы собираетесь создать стратегический Почему одним все, а другим ничего?

Малкольм Гладуэлл первым обнаружил скрытые законы за тем, что всегда казалось исключительно волей случая. Почему выдающиеся хоккеисты рождаются, как правило, в январе? Что общего у Билла Гейтса, "Битлз" и В этой книге экономист из Кембриджа Ха-Джун Чанг в занимательной и доступной форме объясняет, как в реальных условиях работает мировая экономика.

Чанг предлагает читателю идеи, которые нельзя найти в учебниках по экономике, и делает это с При использовании материалов портала, ссылка на www. Материалы для публикации направляйте на news advertology. Мемуары и биографии бизнесменов:: Планирование, подбор и развитие персонала:: Ораторское искусство для бизнеса:: Деловое общение и этикет:: Анализ рынков Сергей Веселов: Одинокие женщины предпочитают… Простые удовольствия падают в цене, но растут в объемах Читать так читать: Рассылка Подписка на рассылку E-mail: Также нашу рассылку вы можете получать через.

Ru - все о рекламе, маркетинге и PR. Спрос на креативных специалистов в России в 3 раза превышает Предлагается ограничить рекламу гадалок и астрологов Госдума вернулась к рассмотрению резонансного законопроекта, предлагающего ограничить рекламу гадалок, экстрасенсов, астрологов и прочих продавцов мистических услуг. Кевин Келли - РБК: Сколько бизнес потратил на рекламу у российских блогеров в году — Крупные рекламодатели потратили на работу с блогерами порядка 1,2 млрд рублей в году, сообщает коммуникационное агентство PRT Edelman Affiliate по итогам опроса среди интернет-рекламодателей, вошедших в топ Об этом Rusbase сообщили в агентстве.

Интерес россиян к собственным торговым маркам магазинов пошел на спад 7 Для покупателей качество становится важнее, чем цена. В ответ ритейлеры предлагают более дорогие товары. Книги по дизайну Загрузка Ключевые тенденции последнего времени. Изменения стремительны, успеваем ли мы за ними? New media, new creativity! Пушкина открылась выставка, посвященная не столь широко известному, но заслуживающему пристального внимания художнику-иллюстратору ХХ века Георгию Щетинину.

Форум Общая Теория Рекламы: Открылась новая организация по ремонту промышленной электроники: Начало, в предыдущей части поста. Всё в мире взаимосвязано. Группа Черкизово выводит на рынок фирменный бренд из мяс Думала сделать шницеля для гостей. В итоге ,в упаковке нашла два Covalence признала Unilever самым этичным производителем Убийство в рекламных целях. За что взорвали Бориса Гольд Рассмотренна экономическая сущность управления компанией Профессиональная компетентность воспитателя СДС; Локальные акты семейного детского сада; Увольнение педагогических работников за..

Современная аналитическая масс-спектрометрия среди ее приложений широко и эффективно применяется для газового анализа в биологии, медицине, экологии,.. В монографии рассматриваются основные подходы к управлению рисками вузов при осуществлении ими внебюджетной деятельности. В книге обоснована необходимость разработки инструментария для повышения эффективности системы управления компанией в условиях развивающегося рынка и..

В монографии представлены комплексные исследования проблем формирования и развития управления качеством процессов жизнеобеспечения в масштабах региона на.. Совершенствование процессов управления образовательным учреждением.

Перед покупкой вы сможете уточнить цену и наличие на сайте продавца. Вы так же сможете использовать различные варианты оплаты товара, наиболее удобные для Вас. Информацию о способах оплаты и доставки Вы сможете узнать на странице магазина, после того, как перейдете по ссылке Купить Совершенствование процессов управления образовательным учреждением.

Элементы теории правореализации Александр Погодин

12.08.2014 dandtothegnai 0 комментариев

Нравственность личности - стержень и внутренний ограничитель-цензор, своеобразный антидевиантный духовный фильтр, и духовная основа категорического правового императива. Она в большинстве ситуаций не позволяет правореализатору использовать правосознание во вред третьим лицам, социальной группе, обществу и государству. Нравственное сознание выполняет не только функцию контроля и даже подавления низменных мотивов и страстей, но и функцию конструирования в простой и сложной правореализационной ситуации модели добропорядочного поведения с последующей мотивацией ее реализации.

Развитое правосознание, соединенное с нравственным сознанием и ограниченное им, обретает качество развитого и полноценного и способно выступать доминирующим фактором-первопричиной формирования законности конкретного правового отношения и правореализации в целом.

Нравственное сознание, рациональное правовое мышление, эмоционально-чувственное восприятие, воля, если системно взаимодействуют, гармонично дополняют друг друга в процессе саморегуляции личности, то создают мультисистемный эффект - эффект категорического правового императива, в который входят: В данном случае режим предстает в качестве неотъемлемого элемента стабилизации или если вместо правореализации доминирует произвол, криминал и диктат силы дестабилизации общественно значимой практики, то есть режим де-факто; режим как нормативная модель-идеал в виде специфических норм объективного права, в которых устанавливаются цели, средства, методы, правовые формы, принципы, ситуационный социально-правовой статус государственного чиновника и служащего и иного частного и публичного субъекта режим де-юре.

Правонарушения государственных чиновников, катастрофически разрушающие системные связи правореализации, особенно в политической практике и любой иной практике , не проявления правового нигилизма.

Поскольку некоторая их часть совершается в состоянии аффекта либо из-за ошибки, либо под воздействием форс-мажорных обстоятельств; правонарушения по неосторожности и даже умышленные должностные преступления также не относятся к правовому нигилизму.

Здесь нет мотива отрицания права. В основе такого поведения низменные мотивы - жадность, корысть, месть и т. Нельзя полностью исключать отрицание права, но девиантность такого рода ничтожна мала, на макроуровне ее можно не учитывать и тем более вряд ли оправданно все формы-разновидности противоправного поведения сводить только к правовому нигилизму.

Правонарушения государственных чиновников - более сложный феномен, чем принято считать; в частности, умышленное правонарушение и особенно преступление - это проявления системного кризиса личности, это следствие деформации правового и профессионального сознания, отсутствия правовой культуры и деградации нравственности, в конечном итоге - особая разновидность социально-правовой и профессионально-психической ущербности, следовательно, профессиональной непригодности чиновника, особенно очевидная в условиях модернизации.

Правореализация как система осуществляется: Материалы научно-практической конференции, посвященной летию восстановления юридического факультета в Казанском государственном университете Казань, октября г.

Казанский государственный университет им. Центр инновационных технологий, Сборник материалов международной научно-практической конференции. Российское государство и правореализация: Шершеневича в современных условиях конвергенции частного и публичного права к летию со дня рождения: Казань, марта г. Если вы считаете, что какое-то сообщение нарушает Правила , оскорбляет Вас как личность, несёт заведомо ложную информацию, и должно быть удалено, сообщите нам по адресу sergey rae.

Его ситуационного права роль и значение в функционировании права, в частности в правовом регулировании, особенно в части правореализации, трудно переоценить. Именно через качественное ситуационное право регулятивный потенциал и юридическая сила норм объективного права материализуются, приобретают законченную ситуационно-объективно-субъективную структуру реально действующего регулятора, переводятся в стадию предреализации и становятся индивидуальной формально-определенной нормативной конструкцией - предпосылкой - условием и мерилом правомерности последующего поведения правореализаторов.

Ситуационное право возникает и в простых правореализационных ситуациях, например, розничная купля-продажа, проезд в общественном транспорте, осознанное соблюдение в одностороннем порядке вне конкретного правового отношения запрета или ограничения и т.

Здесь его формализация минимальная, поскольку оно существует главным образом как элемент правосознания конкретного субъекта - непосредственного участника ситуации, как когнитивное ситуационное право в виде интеллектуально-эмоционально программируемой и пригодной для воления модели поведения.

Причем только в том случае, если правореализатор в процессе саморегуляции адекватно осознает свои и чужие субъективные права и обязанности, ситуационные запреты и ограничения, допустимые для использования в данной ситуации средства, правильно интерпретирует требования объективного права применительно к простой ситуации и готов ими руководствоваться. Когнитивное ситуационное право, вне всякого сомнения, появляется в идеале должно появиться и в сложной как публично-правовой, так и частноправовой жизненной ситуации, но тут оно обязательно закрепляется в той или иной структурированной документарной форме.

Индивидуально-договорное регулирование труда рабочих и служащих. Таким образом, право - это система абстрактно-общих норм, адресованных участникам конкретной социальной ситуации правореализационная ситуация и их конкретизации в виде индивидуально-определенных норм ситуационного права.

Такой контент-анализ права позволяет, во-первых, понять, каким оно может и должно быть на современном этапе модернизации, что важно, прежде всего, для субъектов правового нормотворчества абстрактно-общих норм; во-вторых, уяснить субъекту нормотворчества индивидуально-определенных норм, какова исходная нормативно-правовая основа той или иной социальной ситуации и создать безупречное с точки зрения юридической чистоты ситуационное право, актуальное для правореализатора, юриста-консультанта и правоприменителя; в-третьих, сформировать высокоразвитое профессиональное правопонимание юриста, в том числе ученого-юриста, поскольку такое правопонимание - необходимое теоретическое основание как для эффективной правореализационной деятельности, так и для исследования правореализации.

Теория государства и права: Бесплатная консультация юриста по телефонам:. Ситуационное право и правореализация Погодин А. Вернуться на предыдущую страницу. Здесь действуют не обезличенные правовые структуры-фикции, а конкретные люди. Правореализаторов, исходя из особенностей их статуса, который возникает в той или иной правореализационной ситуации, можно разделить на следующие виды: Субъект объективного права субъект права де-юре получает статус конкретного правореализатора или участника, становится субъектом ситуационного права и затем реализует его субъект права де-факто , во-первых, если сложилась правореализационная ситуация высокой степени зрелости, во-вторых, если он обладает необходимым ситуационным социально-правовым статусом и соответствующей праводееспособностью; в-третьих, когда у него есть ситуационный интерес и потребность получить конкретную ценность-объект, а также формирующаяся на этой основе свобода воли и готовность осуществить волеизъявление; в-четвертых, когда, независимо от субъективного желания, жизненная ситуация объективно вынуждает его стать правореализатором или участником правореализации.

Правореализация может быть простая и сложная. Сложная правореализация возможна тогда, когда есть социальная основа, то есть объективно необходимые и реально возникающие в правореализационных ситуациях и функционирующие в их пределе общественные отношения.

Она на микроуровне встроена в структуру того или иного отношения, является его организующе-стабилизирующей компонентой, а при необходимости и основанием для его легальной охраны и защиты со стороны представителей правоохранительных и судебных институтов государства, общества и даже субъекта - стороны отношения.

Непосредственным нормативно-правовым основанием сложной правореализации является формализованное ситуационное право. В нем фиксируются, получают социально-правовую предметно-практическую конкретизацию взаимные субъективные права и обязанности персонально поименованных сторон, ситуационные запреты и ограничения, вид и мера юридической ответственности, объекты-ценности, средства-инструменты деятельности, необходимые для ее эффективного осуществления ресурсы, условия, сроки и порядок процедура деятельности, а в целом — формальный ситуационный социально-правовой статус правореализатора.

В случае реализации ситуационного права в конкретном правовом отношении возникает реальный ситуационный социально-правовой статус субъекта. Ситуационное право является результатом индивидуального нормативного правового регулирования сложной правореализационной ситуации и отношения, которое возникает в ее пределе. В ходе этой правоустанавливающей деятельности с учетом интересов сторон, их возможностей, ситуационных социально-психологических условий и требований норм объективного права сложная жизненная ситуация и отношение доурегулируется, и в ней появляется такой организующе-стабилизирующий ситуацию нормативный комплекс, как ситуационное право.

Ситуационное право возникает и в простых правореализационных ситуациях. Здесь его формализация минимальна, поскольку оно существует главным образом как элемент правосознания участника ситуации, как когнитивное ситуационное право в виде интеллектуально-эмоционально программируемой и пригодной для воления модели поведения.

В ситуационном праве закрепляется модель поведения. Исходя из специфики интересов правореализаторов и без учета правовой регламентации, можно выделить следующие модели: Такую модель полезно и даже необходимо проанализировать в сложной правореализационной ситуации.

Это помогает, во-первых, выявить слабые, уязвимые позиции правомерной правореализационной тактики и попытаться усилить ее, найти эффективные правовые средства и формы защиты; во-вторых, психологически и организационно подготовиться к возможным противоправным действиям другой стороны.

Исходной нормативно-правовой основой ситуационного права выступает общерегулятивное правоотношение. Это ситуационно конкретное проявление внутриотраслевых и межотраслевых связей комплекса абстрактно-общих норм объективного права, адресованных участникам правореализационной ситуации. Есть практические, специально-юридические, доктринальные и профессионально-психологические предпосылки-основания для характеристики общерегулятивного правового отношения как элемента содержания объективного права, как промежуточное звено в структуре объективного права между нормой права и правовым институтом, а с точки зрения субъекта правореализационной практики как исходной нормативной основы ситуационного права и последующей его реализации в рамках конкретного правового отношения.

Правореализация в динамике и на микроуровне состоит из многообразных конкретных правовых отношений, а также вне конкретных правоотношений. В зависимости от того, в каком состоянии нормальном или деформированном конкретные правоотношения находятся, как они взаимодействуют друг с другом и с внешней средой, во многом зависит уровень законности и правопорядка в правореализации.

Конкретные правовые отношения с точки зрения функциональной роли и значения в реализации норм права делятся на группы: Ведущую роль играют конкретные материальные правовые отношения в их единстве с процедурными, контрольно-надзорными, поощрительными правоотношениями.

В современном обществе и государстве имеется столько видов означенных отношений, сколько практик реально существует. Причем появляются всё новые практики и виды конкретных материальных правоотношений. В правореализации выделяются структуры: В любой практике, например, практике выборов, купли-продажи земли, можно обнаружить названные выше структуры и внеправовые социальные структуры.

Эти структуры способны функционировать в качестве системы, которая может находиться на разной стадии развития. В зависимости от соотношения всего массива правомерного поведения правореализаторов в моно- и полиструктурах и правонарушений выделяются: Та или иная практика через частные и публичные правореализационные моно- и полиструктуры получает необходимую для комфортной жизнедеятельности человека упорядоченность и организованность.

В результате в практике формируется устойчивый правопорядок и общественный порядок. На формирование системы правореализации позитивно действуют и противодействуют различные национальные и международные факторы.

Как неизбежное следствие, в этом сегменте социума появляется и накапливается отрицательная социальная энергия, блокирующая процесс становления социально-правового государства и гражданского правового общества; 3 глобальные факторы-предпосылки материальные факторы, организационно-структурные факторы, факторы социальной стабильности, культурологические факторы, фактор качественной теории правореализации , которые действуют в масштабе всей социальной системы.

Одним из системообразующих факторов для выстраивания правореализации как системы является развитое полноценное правосознание правореализатора фактор личности. Оно немыслимо вне и без нравственного сознания и знания элементов теории правореализации. Нравственность личности — стержень и внутренний ограничитель-цензор, своеобразный антидевиантный духовный фильтр, и духовная основа категорического правового императива. Она в большинстве ситуаций не позволяет правореализатору использовать правосознание во вред третьим лицам, социальной группе, обществу и государству.

Нравственное сознание выполняет не только функцию контроля и даже подавления низменных мотивов и страстей, но и функцию конструирования в простой и сложной правореализационной ситуации модели добропорядочного поведения с последующей мотивацией ее реализации. Развитое правосознание, соединенное с нравственным сознанием и ограниченное им, обретает качество развитого и полноценного и способно выступать доминирующим фактором-первопричиной формирования законности конкретного правового отношения и правореализации в целом.

Нравственное сознание, рациональное правовое мышление, эмоционально-чувственное восприятие, воля, если системно взаимодействуют, гармонично дополняют друг друга в процессе саморегуляции личности, то создают мультисистемный эффект — эффект категорического правового императива, в который входят: Функционально системооборазующим для правореализации фактором фактор государства является оптимальный с высоким индексом законности и мобильности государственный социально-правовой режим: В данном случае режим предстает в качестве неотъемлемого элемента стабилизации или если вместо правореализации доминирует произвол, криминал и диктат силы дестабилизации общественно значимой практики, то есть режим де-факто; режим как нормативная модель-идеал в виде специфических норм объективного права, в которых устанавливаются цели, средства, методы, правовые формы, принципы, ситуационный социально-правовой статус государственного чиновника и служащего и иного частного и публичного субъекта режим де-юре.

Расходный материал Александр и Надежда Навара

12.08.2014 viodacme 4 комментариев

Что ни говори, а все-таки есть некая изюминка, которая выделяет данный masterpiece среди множества подобного рода и жанра. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей.

Обильное количество метафор, которые повсеместно использованы в тексте, сделали сюжет живым и сочным. Основное внимание уделено сложности во взаимоотношениях, но легкая ирония, сглаживает острые углы и снимает напряженность с читателя. Обращают на себя внимание неординарные и необычные герои, эти персонажи заметно оживляют картину происходящего.

Существенную роль в успешном, красочном и динамичном окружающем мире сыграли умело подобранные зрительные образы. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя.

Джек Колли не ищет ни правую, ни виноватую сторону. Он и его парни сразятся за тех, кто предложит больше! Идея гиперпространственного прыжка проста до банальности: Это в теории, на практике все намного сложнее и опасней. Малейшая ошибка в расчетах физики поля, недооценка гравитационных факторов в точках входа и выхода, техническая неисправность или роковое стечение обстоятельств ведут к неминуемой гибели корабля и экипажа.

Стационарные порталы сети ЮНИТРИСС обеспечили приемлемую безопасность гиперпространственных перемещений и довели их экономическую эффективность до уровня классических морских перевозок. Пять веков космической эры. Разобщенное человечество балансировало на грани технологического варварства и краха цивилизации, но все же удержалось от падения в пропасть. За последующие столетия упадка ни одному из государств не удалось добиться превосходства, в Доминионе установился хрупкий баланс сил.

В личных покоях хозяина замка Ветров царил полумрак. Военный куратор ордена Хранителей Роман Мономах удобно устроился в кресле у камина. Руки воина безвольно упали с подлокотников, разгладились морщины на властном лице, рыцарский крест на груди мерно поднимался и опускался в такт дыханию. Казалось, гармония органной фуги унесла его сознание за сотни световых лет от Константа. Легкий стук заставил куратора вернуться к реальности. Он резко выпрямился, выключил музыку и приказал: В комнату из коридора ворвался свет.

Невысокий человек ступил на порог и застыл в поклоне. Мономах оглядел поношенную форменную рясу, задержал взгляд на капюшоне, скрывавшем лицо, и чуть заметно дернул щекой — он не любил театральности. Он сел на банкетку и зябко протянул к камину ладони с узловатыми пальцами. Бог свидетель, я посвятил массу времени первому, но совершенно позабыл вкус второго.

После провала авантюры на Кали-три я пытался прикрыть тебя, но орден не прощает ошибок. Вообще-то тогда, двадцать лет назад, Роман больше заботился о собственном статусе, нежели радел за друга. Правда, и топить его, как другие, он тоже не стал, а потому не чувствовал вины ни за бездействие тогда, ни за слова сейчас. Эти профаны искренне верят: Дилетант с комплексом мессии превратил хирургическую операцию в кровавый фарс, а крайним, естественно, сделали меня — магистра стратегической службы!

Куратор спокойно выдержал взгляд собеседника, но про себя отметил: Наслаждаясь вкусом, куратор ждал.

Александр Межиров. Стихи и переводы Александр Межиров

12.08.2014 Изабелла 4 комментариев

Каждой раной, царапиной каждой Искажало родные черты. В дни, когда изнывал я от жажды, Изнывала от жажды и ты. Но у жизни просил я участья И надеялся из года в год, Что осколок случайного счастья Рикошетом в тебя попадет. Ты кормилась бедой и обидой, Кровь и пот отирала с чела И сегодня тому не завидуй, Кто счастливым казался вчера. В драке бью без промашки под ребра, Хохочу окровавленным ртом, Все недобро во мне, все недобро. Я опомнюсь, опомнюсь потом.

Миновав поселок, Два мотоцикла, Круто накренясь, На автостраду, Мимо ржавых елок, Кидаются, расшвыривая грязь. Прощай, мое призвание былое - Ничтожное, прекрасное и злое Не знаю сам, к какому рубежу Я от твоей погони ухожу. Беда, она и есть беда Есть в военном приказе Такие слова, На которые только в тяжёлом бою Да и то не всегда Получает права Командир, подымающий роту свою. Я давно понимаю Военный устав И под выкладкой полной Не горблюсь давно.

Но, страницы устава до дыр залистав, Этих слов До сих пор Не нашёл Всё равно. Год двадцатый, Коней одичавших галоп. Интервентская пуля, летящая в лоб, — И не встать под огнём у шестого кола. Есть в военном приказе Такие слова! Но они не подвластны Уставам войны. И пробило однажды плотину одну На Свирьстрое, на Волхове иль на Днепре. И пошли головные бригады Ко дну, Под волну, На морозной заре, В декабре. Летним утром Граната упала в траву, Возле Львова Застава во рву залегла. Жгли мосты На дорогах от Бреста к Москве.

Шли солдаты, От беженцев взгляд отводя. Под февральскими тучами Ветер и снег, Но железом нестынущим пахнет земля.

Индевеют штыки в караулах Кремля Не друг и не жена. Так, на душе ничтожная царапина. А вот — нужна, а между тем — важна, Как партия трубы в поэме Скрябина. Но о том, что когда-нибудь все-таки это случится, Уповающей матери знать в этот час не дано, И сурово глядят на нее из окладов спокойные лица, И неведенье это бессмертью почти что равно.

Гол как сокол Страшный путь! Почему на льду не растет трава?! Она прошла, когда была жара, С таким запасом сил, которых нету У силы расщепленного ядра, Испепелить готового планету. Она прошла с таким запасом сил, Таща ребенка через три ступени, Что стало ясно - мир, который был, Пребудет вечно, в славе и цветенье.

Льется дождь по березам, по ивам, Приминает цветы на лугу. Стало горе мое молчаливым, Я о нем говорить не могу. Мне желанья мои непонятны,— Только к цели приближусь — и вспять, И уже тороплюсь на попятный, Чтоб у сердца надежду отнять.

Вот здесь я жил, в любую мелочь веруя; Цвели на подоконниках цветы, В железной клетке пела птица серая. Мне мелочи покоя не дают; И я тебе прощал нередко многое, Когда тобой придуманный уют Вокруг меня пищал, За сердце трогая. Я ухожу без шапки от него Куда глаза глядят, искать спасения. И прямо в двери сердца моего Стучится ночь, бездомная, весенняя. Гудериан гудел под самой Тулою. От смерти не был я заговорен, Но все же разминулся с пулей-дурою И вспомнил как-то раз про медальон.

Мою шинель походы разлохматили, Прожгли костры пылающих руин. А в медальоне спрятан адрес матери: Лебяжий переулок, дом 1. Я у комбата разрешенье выпросил И, вдалеке от городов и сел, Свой медальон в траву густую выбросил И до Берлина невредим дошел. Они еще за жизнь свою короткую Со смертью не встречались наяву И, странною встревожены находкою, Присели, опечалясь, на траву. А я живу и на судьбу не сетую.

Дышу и жизни радуюсь живой,— Хоть медальон и был моей анкетою, Но без него я долг исполнил свой. И, гордо вскинув голову кудрявую, Помилованный пулями в бою, Без медальона, с безымянной славою, Иду по жизни. И у меня, наверно, И даже наверняка. Когда мне ломают шею, О ребрах не говоря, Мне больно — ему больнее, О, как я его жалею, Сочувствую я ему, Великому Хемингуэю, Болельщику моему.

Воспоминанья зарифмую, Чтоб не томиться ими впредь: Когда последнюю прямую Я должен был преодолеть, Когда необходимо было И, как в Барабинской степи, В лицо ямщицким ветром било, С трибуны крикнули: Готов терпеть во имя этой Проникновеннейшей из фраз, Движеньем дружеским согретой И в жизни слышанной лишь раз. Какая музыка играла, Когда и души и тела Война проклятая попрала.

Какая музыка во всем, Всем и для всех — не по ранжиру. Ах, не до жиру — быть бы живу Солдатам голову кружа, Трехрядка под накатом брёвен Была нужней для блиндажа, Чем для Германии Бетховен. И через всю страну струна Натянутая трепетала, Когда проклятая война И души и тела топтала. Стенали яростно, навзрыд, Одной-единой страсти ради На полустанке — инвалид, И Шостакович — в Ленинграде.

Страхами надуманными сплошь Понапрасну сам себя не мучай. И на всякий случай подошел К дому на Калужской. Калька туго скатана в рулон. Шура наклонилась над столом, Чуть раскоса и слегка скуласта.

Как томится жизнью непочатой Молодая душная душа, — Как исходит ливнем сорок пятый. О, покамест дождь не перестал, Ров смертельный между нами вырой, Воплощая женский идеал, Добивайся, вей, импровизируй. Мы вышли на балкон.

Вымокли до нитки и уснули. И все лето длится этот сон, Этот сон, не отягченный снами. Грозовое небо Колесом Поворачивается Над нами. Молнии как спицы в колесе, Пар клубится по наружным стенам. Черное Калужское шоссе Раскрутилось посвистом ременным. Даже только тем, что ты спала На балконе в это лето зноя, Наша жизнь оправдана сполна И существование земное. Ливень лил все лето. Надо мной Шевелился прах грозы летучей. А война закончилась весной, — Я остался жить на всякий случай. Но за существование бороться Совсем иным оружьем надлежит.

Она в другом участвует бою Не обладаю правом впасть в обиду. Но я, ей-богу, не в долгу. Проталины увижу на снегу. Тебя не вправе упрекнуть в измене, По всем счетам я заплатил сполна,- И праздную свое освобожденье,- А на снегу - проталины. Не предначертано заране, Какой из двух земных путей Тебе покажется святей, Определив твое избранье. Ты можешь властвовать всецело, А можешь в жертву принести Всю жизнь - от слова и до дела.

Но нету третьего пути. Нехорошо поговорил С мальчишкой, у которого Ни разумения, ни сил, Ни навыка, ни норова. А он принес мне Пикассо Какого-то периода Поговорил нехорошо - Без выхода, без вывода.

Кого же подавляешь ты, кого, Чей вечный дух, чьё временное тело? И обращается он к милой: Не обделен, не обездолен, В поступках - тверд, а в чувствах - волен, За то, что молод, но умен. Люби меня за то хотя бы, За что убогих любят бабы, Всем сердцем, вопреки уму,- Люби меня за то хотя бы, Что некрасивый я и слабый И не пригодный ни к чему.

Одиночество гонит меня На вокзалы, пропахшие воблой, Улыбнётся буфетчице доброй, Засмеётся, разбитым стаканом звеня. Одиночество гонит меня В комбинированные вагоны, Разговор затевает Бессонный, С головой накрывает, Как заспанная простыня. Я стою, Ёлку в доме чужом наряжая, Но не радует радость чужая Одинокую душу мою. Ну а с восьми часов примерно Спаси, помилуй и прости! Избранник муз и травести Уже не мог себя вести Благопристойно и примерно.

Прости, помилуй и прости! Хватал на улице такси. Ложился рано — в смысле поздно. И так всю жизнь. Когда же выздоровел вдруг, То заболел весьма серьёзно. Тоска по дому, по семье, По молодому, по себе. Они расставались, когда С позором своим навсегда Она примириться решала,— Решала, что я виноват, Не муж, не любовник, не брат,— И этим себя утешала.

Когда же с позором своим Она подневольно простилась, И жизнь кое в чем упростилась, Я стал ей и вовсе чужим. А был я не муж и не брат И не по призванью любовник,— Свидетель и, значит, виновник,— Я был перед ней виноват. Свидетель всегда виноват, А значит, и я перед нею. Я был чем-то больше, чем брат, И верного мужа вернее. Свидетель побед и утрат, Я был обречен на изгнанье, Поскольку виновен заране, Заранее был виноват. О чем ты, старик проповедник, Твердишь, как докладчик?

Что душу печалишь, Зачем тараторишь уныло, — У Лютера дочка вчера лишь Ресницы смежила В молодом неуверенном инее Деревянные стенды кино. Жёстким ветром афиши обглоданы, Возле кассы томительно ждут, Все билеты действительно проданы, До начала пятнадцать минут. Над кино моросянка осенняя, В репродукторе хриплый романс, Весь кошмар моего положения В том, что это последний сеанс. Перекинута дорога Через правое плечо. Я иду, устал немного - Или что-нибудь еще.

Набираю нужный номер Мановением руки. Две копейки сэкономил,- Только длинные гудки. Улетаю по работе Пустяковой, игровой.

В реактивном самолете Только рев и только вой. Голова гудит от боли Ходит это существо,- И на свете ничего Нет прекрасней этой воли. Ходит это существо Трын-трава и трали-вали,- И на свете ничего Нет прекрасней этой твари. Далеко живу от дома, Недалеко от нее. Над гранитом волнолома Пены белое рванье. Неразгаданного кода Частый зуммер с маяка, А на сердце - непогода, Несвобода, маета.

Непонятно ни черта ведь, Что тут делать, как тут быть. Умереть, роман оставить, Как светящуюся нить. По дороге из Ганы домой На пять дней задержаться в Париже, И к бессмертью тебе по прямой Станет сразу же впятеро ближе. Записать в повидавший блокнот, Как звучит непонятное слово, Как фиалковый дождик идет И мерцают бульвары лилово.

А в России пророческий пыл, Черный ветер и белые ночи. Там среди безымянных могил Путь к бессмертью длинней и короче. А в России метели и сон И задача на век, а не на день. Я разогнул тебя из удальства - И вот теперь согнуть не в силах снова Вернуть на счастье трудные права. Как возвратить лицо твое степное, Угрюмых глаз неистовый разлет, И губы, пересохшие от зноя, И все, что жизнь обратно не вернет?

Так я твержу девчонке непутевой, Которой всё на свете трын-трава,- А сам стою с разогнутой подковой И слушаю, как падают слова. Без цепей Не осилить подъём, хоть убей. Остаться навсегда в былых пределах Империи и очереди ждать Без привилегий, в дом для престарелых, Где тишь да гладь да божья благодать. И дряхлостью своей не отягчая И без того несчастную семью, Дремать над кружкой испитого чая, Припоминая смутно жизнь свою.

Смотреть, как снег в окошке тает ранний, Со стариками разговор вести. Но это ли предел твоих мечтаний — Концы с концами всё-таки свести? Напрасно люди сделались истцами, Жизнь всё равно отвергнет счёт истца, — В ней никому свести концы с концами Ещё не удавалось до конца. О временах стыда и унижений Строку из крови, а не из чернил, Рязанский Надсон, всероссийский гений Со скифского Олимпа уронил.

И многоточье предстоит поставить Во всю строку, чтоб не сойти с ума. Вернуться в метрополию, хотя ведь Она теперь колония сама.

Истаяли в кромешном отчужденье Прибрежная косая полоса, Все свечи в маяках её, все тени, Знакомые когда-то голоса. Здесь вовсе о тебе забудут скоро, Здесь без тебя полно забот. И вот Взойдёшь на паперть чуждого собора, Где кто-то что-то всё же подаёт.

Где грубые твои мольбы и пени В сугубую сольются Ектенью И трижды снегом лягут на ступени И на седую голову твою. Но подруг разномастная уния Этой женщине подчинена. Эта церковь для склада, для клуба ли Предназначена прежде была, А теперь там лишь комнатка в куполе Да в холодной печурке зола. Эта комната — получердачная, Антресоли как банный полок, Обстановка плетеная, дачная, Весь в потеках косой потолок.

Купол неба над куполом комнаты, Небывалая крыша худа. Убрала свою горницу скромно ты, Но зато потолок — хоть куда! Вещи брошены или рассованы, На хозяйку взирают мертво. Потолок весь в потеках, рисованный,— Эта женщина смотрит в него. Я с тобою, мой дождичек, вместе реву, Над кроватью течет потолок. Никакому Рублеву и Нестерову Лик такой и присниться не мог.

Никакому на свете художнику Так Исуса не нарисовать, Как осеннему мелкому дождику, Попадающему на кровать. Проводы Без слез проводили меня Красоты и мужества образчик Ищут из незастекленных касс Тысячи рассеянно смотрящих, Ни о чем не думающих глаз.

ГУМ свои дареные мимозы На прилавки выставил - и вот Целый день за счет одних эмоций, Не включая разума, живет. Скоро выйдет замуж за кого-то Этот легион полудетей. Не заретушировано фото Гибельных инстинктов и страстей. Подлинное - это дот За березами, вон тот. Дот как дот, одна из точек, В нем заляжет на всю ночь Одиночка пулеметчик, Чтобы нам ползти помочь.

Дот огнем прикроет нас. Ну, а ложное - приказ Потому что все в нем ложно, Потому что невозможно По нейтральной проползти. Но приказ - приказ, и споры Не положено вести. Жизнью шутит он моею, И, у жизни на краю, Обсуждать приказ не смею, Просыпаюсь и курю О, сколько разных шин! Они, вертясь наперебой, Ложатся в елочку и в крестик На снег московский голубой.

От стужи кровь застыла в жилах, Но вдрызг разъезжены пути — Погода зимняя не в силах От истребленья снег спасти. Москва от края и до края Голым-гола, голым-гола. Под шинами перегорая, Снег истребляется дотла. И сколько б ни валила с неба На землю зимняя страда, В Москве не будет больше снега, Не будет снега никогда.

Шершавый иней пойман тополями На листья, не успевшие опасть. Я плохо прежде понимал все это, Я даром эту благодать имел - Туманы предосеннего рассвета, Земной покой на тридевять земель. Я думал, что не может быть иначе, Иной представить землю я не мог, Когда над тихой сестрорецкой дачей В туман вплетался утренний дымок, И волны пену на берег кидали, И с грохотом обрушивались близ Угластых скал.

И в утренние дали Седые чайки между волн неслись И, возвращаясь, свежесть приносили В туманный, сонный, влажный Ленинград. И не было земной осенней силе Конца и края, смерти и преград.

К нам нелегко приходит пониманье, Но эту красоту поймешь вдвойне, Когда пройдешь в пороховом тумане Полями в пепле, в свисте и огне. И станет ясно, что просторы эти До гроба в плоть и кровь твою вошли, И ничего прекрасней нет на свете Рассвета отвоеванной земли. Но грех свершен, и бог во гневе. Вселился в змея сатана И женщине внушал упрямо, Что равной богу стать должна Подруга кроткого Адама.

В грехе покаяться не смея, На Еву валит грех Адам, А та слагает грех на змея. Я не желаю знать Добро И Зло, от коих все недуги. Верни мне, бог, мое ребро,— Мы обойдемся без подруги. Друг друга с опереттою знакомим, И грустно смотрит капитан Луконин.

Актрисы раскурили всю махорку. Он пробирался на галерку, И первого любовника знобило. Мы жили в Минске муторно и звонко И пили спирт, водой не разбавляя. И нами верховодила девчонка, Беспечная, красивая и злая. Гуляя с ней по городскому саду, К друг другу мы ее не ревновали. Размазывая темную помаду, По очереди в губы целовали. Так воздадим же должное ему! Она недолго верность нам хранила,- Поцеловала, встала и ушла. Как раненых выносит с поля боя Веселая сестра из-под огня, Так из войны, пожертвовав собою, Она в ту осень вынесла меня.

А у меня Невынутый осколок Свербит и ноет в стянутой ступне, И смотрят люди со щербатых полок Никак в теплушку не забраться мне. Военная Россия Вся в тумане, Да зарева бесшумные вдали Саратовские хмурые крестьяне В теплушку мне забраться помогли.

На полустанках Воду приносили И теплое парное молоко. Руками многотрудными России Я был обласкан просто и легко. Они своих забот не замечали, Не докучали жалостями мне, По сыновьям, наверное, скучали. А возраст мой Сыновним был Вполне. Они порою выразятся Круто, Порою скажут Нежного нежней, А громких слов не слышно почему-то, Хоть та дорога длится тридцать дней. На нарах вместе с ними я качаюсь, В телятнике на Ладогу качу, Ни от кого ничем не отличаюсь И отличаться вовсе не хочу. Перед костром В болотной прорве стыну, Под разговоры долгие дремлю, Для гати сухостой валю в трясину, Сухарь делю, Махоркою дымлю.

Мне б надо биографию дополнить, В анкету вставить новые слова, А я хочу допомнить, Все допомнить, Покамест жив и память не слаба. О, этих рук суровое касанье, Сердца большие, полные любви, Саратовские хмурые крестьяне, Товарищи любимые мои! Своих учителей умел я радовать, На муки шел, науки грыз гранит.

Но никогда не понимал, где складывать, Где вычитанье делать надлежит. Куда ни поползу, куда ни кинусь, Один вопрос томит меня опять: Под знаком плюс или под знаком минус Все то, что осознал, воспринимать? Прощай, Дуня, моя няня,- Ты жила и не жила. Паровозов хриплый хохот, Стылых рельс двойная нить. Заворачиваюсь в холод, Уезжаю хоронить. Мы начальников не возим. Наш обычай не таков. Ты пройдись-ка пёхом восемь Километров до Данков А какой же я начальник, И за что меня винить?

От безмерного страданья Голова моя бела. У меня такая няня, Если б знали вы, Была. И жила большая сила В няне маленькой моей. Двух детей похоронила, Потеряла двух мужей. И судить ее не судим, Что, с землей порвавши связь, К присоветованным людям Из деревни подалась.

Может быть, не в этом дело, Может, в чем-нибудь другом?.. Все, что знала и умела, Няня делала бегом. Вот лежит она, не дышит, Стужей лик покойный пышет, Не зажег никто свечу. При последней встрече с няней, Вместо вздохов и стенаний, Стиснув зубы - и молчу. Не скажу о ней ни слова, Потому что все слова - Золотистая полова, Яровая полова. Сами вытащили сани, Сами лошадь запрягли, Гроб с холодным телом няни На кладбище повезли. Маются от скуки оба. Ковыляют возле гроба, От сугроба до сугроба Путь на кладбище тяжел.

Вдруг из ветхого сарая На данковские снега, Кувыркаясь и играя, Выкатились два щенка. Сразу с лиц слетела скука, Не осталось ни следа. И возникнул, вроде скрипок, Неземной какой-то звук.

И подобие улыбок Лица высветило вдруг. По какой-то там из линий, Славу богу, мы в родстве. Он прервет свои исканья, Когда я к нему приду,- И могильную плиту Няне вырубит из камня. Ближе к пасхе дождь заладит, Снег сойдет, земля осядет - Подмосковный чернозем.

По весенней глине свежей, По дороге непроезжей, Мы надгробье повезем. И мы устали до потери Всего, чем обладает человек. А нам и жить не очень—то хотелось,— В том феврале, четвертого числа, Мы перевоевали, Наша смелость, По правде, лишь усталостью была.

Нам не хотелось жить — И мы уснули. Быть может, просто спать хотелось нам. Мы головы блаженно повернули В глубоком сне Навстречу нашим снам. В его широком русле Скользил смоленый корпус корабля, Соленым ветром паруса нагрузли, Вселяя страх и душу веселя. Мне снился сон о женщине далекой, О женщине жестокой, Как война. Зовущими глазами с поволокой Меня вела на палубу она.

И рядом с ней стоял я у штурвала, А в прибережных чащах, Невдали, Кукушка так усердно куковала, Чтоб мы со счета сбиться не могли. И мы летели в прозелень куда—то. Светало на обоих берегах. Так спали полумертвые солдаты От Шлиссельбурга в тысяче шагах. Ночной костер случайного привала Уже золой подернулся на треть. Кукушка куковала, И невозможно было умереть.

Спокойно спал в больших домах в Москве, Но вдалеке от зданий крупноблочных, В Литве — была бессонница и две Собаки для прогулок заполночных. По Вильнюсу бродя то здесь, то там, Два поводка натянутых ременных Держал в руке — и вывески на стенах Читал при малом свете по складам. По Вильнюсу, примерно в тот же час, Двух собачонок женщина водила. Бессонницу свою заполнить тщась, Со мной болтала искренне и мило.

Мы не знакомы с ней по существу,— Но именно она, уверен в этом, Навеки осветила мне Литву Бессонниц наших двуединым светом. Много самых веселых и грустных историй накоплено Было им за рассказом случайным, за книжкой.

По ночам ему снилось - дорога гремит и пылится И за конницей гонится рыжее пламя во ржи. А наутро выдумывал он небылицы - Просто так. И его обвиняли во лжи. Презирал этот мальчик солдатиков оловянных И другие веселые игры в войну.

Но окопом казались ему придорожные котлованы,- А такая фантазия ставилась тоже в вину. Мальчик рос и мужал на тревожной недоброй планете, И, когда в сорок первом году зимой Был убит он, в его офицерском планшете Я нашел небольшое письмо домой. Над оврагом летели холодные белые тучи Вдоль последнего смертного рубежа. Предо мной умирал фантазер невезучий, На шинель кучерявую голову положа. А в письме были те же мальчишечьи небылицы. Только я улыбнуться не мог Угол серой исписанной плотно страницы Кровью намок За спиной на ветру полыхающий Колпино, Горизонт в невеселом косом дыму Много разных историй накоплено Было им.

Юный зал ликовал очумело, Не жалея ладоней своих. Только все это вдруг надоело, И неясный наметился сдвиг. Сочинял я стихи старомодно, Был безвестен и честен, как вдруг Стало модно все то, что немодно, И попал я в сомнительный круг. Мода шествует важно по свету, Означая, что вовсе исчез Бескорыстный, живой интерес К естеству, к первородству, к предмету. Перед модой простертый лежи И восстать не пытайся из праха.

Нынче мода пошла на Кижи, На иконы, а также на Баха. Между тем ты любил испокон Фугу Баха, молчанье икон, И пристрастья немодные эти, Эту страсть роковую твою, Подвели под кривую статью На каком-то Ученом совете.

Нынче в храме - толпа и галдеж, Да и сам ты, наверно, товарищ, Скоро старую страсть отоваришь И, как минимум, в моду войдешь. Строим, строим города Сказочного роста. А бывал ли ты когда Человеком - просто? Все долбим, долбим, долбим, Сваи забиваем. А бывал ли ты любим И незабываем? Посередине дня В столице как в селе.

Тишайший снегопад, Закутавшийся в хлопья, В обувке пуховой Проходит по земле. Он формами дворов На кубы перерезан, Он конусами встал На площадных кругах, Он тучами рожден, Он пригвожден железом, И все—таки он кот В пуховых сапогах. Штандарты на древках, Как паруса при штиле. Тишайший снегопад Посередине дня. И я, противник од, Пишу в высоком штиле, И тает первый снег На сердце у меня. Ты не напрасно шла со мною, Ты, увереньями дразня, Как притяжение земное, Воздействовала на меня.

И я вдыхал дымок привала, Свое тепло с землей деля. Моей судьбой повелевала Жестокосердная земля. Но я добавлю, между прочим, Что для меня, в рассвете сил, Была земля — столом рабочим, Рабочий стол — землею был. И потерпел я пораженье, Остался вне забот и дел, Когда земное притяженье Бессмысленно преодолел. Но ты опять меня вернула К земле рабочего стола. Хочу переводить Катулла, Чтоб ты читать его могла.

Если хочешь — проводи, погрусти со мной, посмейся. Только-только с ночной операции - Боем вымученные все. Не смотри, пожалуйста, строго, Будь любезною, подвези. Гнется даль морская дугой. И с Балтийского побережья Нажимает ветер тугой. Из-за Ладоги солнце движется Придорожные лунки сушить. Над развилкой снаряд гудит. На дорогу не сбитый пулями Наблюдатель чужой глядит Ты смотри, какие ребята!

Это, я понимаю, груз! А до следующего боя - Сутки целые жить и жить. А над кузовом голубое Небо к передовой бежит. И мы ползем туда, Где ожидают нас Мочалка и вода. Где в санпропускнике От вшей избавят нас В блаженный этот день, В блаженный этот час. В блаженный этот час, В блаженный этот день Мы головы свои Не слишком прячем в тень. Таиться не резон, Поскольку этот лог Еще ни разу враг Накрыть огнем не смог. Я, взводный командир, За всех ответ держу.

Как вдруг из-под земли Ударил по земле Незасеченный дзот,- И страшно стало мне, Что нам не уползти От этого огня, А коль останусь цел,- Тогда в штрафбат меня. И вот уж медсестра Ползет за нами вслед. Кто ранен, кто убит, Непострадавших нет.

Недвижно тяжелы, Не взвалишь на плечо. А зуммер в блиндаже Не зачастил еще. А медсестра больна, И ей так мало лет,- Не справится одна - Одной держать ответ. Палаческий звонок Того, кто в курсе дел, Кто знал: Вдохновлялись сталинскими планами, Устремлялись в сталинскую высь, Были мы с тобой однополчанами, Сталинскому знамени клялись. Шли, сопровождаемые взрывами, По всеобщей и ничьей вине. Участник боёв по прорыву блокады Ленинграда на синявинском и красноборском направлениях.

В марте года под Саблино был контужен. В году после лечения демобилизован в звании младшего лейтенанта [14] [11] [15]. После войны учился в Литературном институте им.

Некоторое время учился на историческом факультете МГУ Участвовал вместе с Н. Старшиновым в занятиях литературного объединения И. Поддерживал дружеские связи с С. Стихи писал с года. В конце х годов начал также писать стихи для детей. Много переводил с грузинского И. Чиковани , литовского Ю.

Марцинкявичюс и других языков народов СССР [17]. Преподавал на кафедре литературного мастерства Литературного института имени А. Горького с года. Многие годы вёл в этом институте поэтический семинар на Высших литературных курсах ВЛК [19]. Имел репутацию сильного бильярдиста и картёжника [20] [21] [22] [23] [24]. Гребенщикова [25] , после чего скрылся с места происшествия, не оказав пострадавшему первой помощи [26] [27].

Данная информация оспаривается дочерью Межирова [28]. Через три месяца Юрий Гребенщиков скончался в больнице. Эта трагедия послужила поводом для многочисленных нападок на поэта [29]. По словам дочери поэта, Межиров очень переживал из-за случившегося [30] [31]. С года проживал в США , сначала в Портленде штат Орегон , где ранее поселились его дочь и внучка [32] [33] [34] , затем в Нью-Йорке [35] [36].

Продолжал писать стихи [37]. По свидетельствам встречавшихся с поэтом людей, в последние годы жизни в Нью-Йорке страдал потерей памяти [41] [42]. Однако, поэтесса Екатерина Горбовская считает это неправдой [43]. Скончался 22 мая года в больницe Рузвельта в Нью-Йорке [44] [45]. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Межиров значения.

Из грузинской поэзии; Лирика разных лет. Артиллерия бьёт по своим: Избранные стихотворения последних лет. По другим данным, поэт родился в Чернигове и семья поселилась в Замосковоречье, когда он был ребёнком.

Родившийся в Чернигове, он всё детство провёл в Москве. Он родился в Москве в интеллигентной еврейской семье. Межиров Александр Петрович родился 26 сентября в Москве в семье юриста.

Оболенский, Александр Митрофанович Джесси Рассел

12.08.2014 Милен 5 комментариев

Впоследствии был уволен по сокращению штатов и уехал в Орёл. Вошёл в состав депутатской группы социал-демократов. На I съезде народных депутатов СССР Оболенский сенсационно выдвинул свою кандидатуру на пост Председателя Верховного Совета СССР в качестве альтернативы Михаилу Горбачева , однако депутаты отказались включить его кандидатуру в бюллетень для голосования [3] [4] [5] [6] [7].

После этого монархисты предложили выдвинуть его кандидатуру на должность российского царя [8]. На её первом заседании избран Председателем Комиссии. Участвовал во всех 6 Съездах Народных депутатов СССР, включая объявленный российскими властями вне закона съезд в поселке Вороново 17 марта года. В году вновь избран председателем СДПР.

В году на учредительном съезде Социал-демократического Союза избран его сопредседателем. Оболенский, Александр Митрофанович — Сопредседатель Социал демократического союза СДС ; бывший председатель Социал демократической партии России ликвидированной в г. Оболенский, Александр — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см.

Орлов, Борис Сергеевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. В Википедии есть статьи о других людях с именем Орлов, Борис. Юридический факультет Московского государственного университета имени М. Оболенский, Александр Митрофанович Все книги на сайте Books. Оставить замечание о найденной опечатке.

Вы можете войти или зарегистрироваться Обратная связь Войти через. Недорогая доставка по всему миру! Почта Подсказка для почты. Наличные Подсказка для наличных. Банковская карта Подсказка для банковской карты. Другие Подсказка для других способов оплаты. Только в Математика Расширенный поиск. If you need help please write to supbooks books. Все книги Бизнес Детская литература Дом, семья, хобби, спорт Книги на иностранных языках Компьютеры и Интернет Культура, искусство, публицистика, музыка Наука, техника, медицина Религия, оккультизм, эзотерика, астрология Специальные издания Справочники, энциклопедии, словари Художественная литература Электронные книги Бизнес Детская литература Дом, семья, хобби, спорт Компьютеры и Интернет Культура, искусство, публицистика Наука, техника, медицина Религия, эзотерика, астрология, оккультизм Справочники, энциклопедии, словари Художественная литература Аудиокниги CD в аудио-формате CD в формате MP3 Аудиофайлы Книжный маркет Подарочные сертификаты Именной сертификат.

1 2 3 4 5 6 7 8 9